Глава 16. Удачник и неудачник

После первых же ночных заморозков Акка Кебнекайсе повелела всем готовиться к отлету.

Сейчас свора была практически в три раза больше, чем весной.

20 два гусенка должны были совершить собственный 1-ый перелет.

Намедни денька, назначенного для отправки в далекий путь, Акка устроила гусятам экзамен. Сначала каждый в отдельности демонстрировал свое искусство, позже Глава 16. Удачник и неудачник все совместно. Это было очень тяжело: нужно разом взлететь и в серьезном порядке построиться треугольником.

10 раз Акка заставляла гусят подняться и спуститься, пока они не научились держать расстояние, не налетать друг на друга и не отставать.

На последующий денек на рассвете свора покинула Сероватые горы. Впереди летела Акка Глава 16. Удачник и неудачник Кебнекайсе, а за нею 2-мя ровненькими расходящимися линиями тянулась вся свора - восемнадцать гусей справа и восемнадцать гусей слева мерно взмахивали крыльями.

Нильс, как обычно, посиживал верхом на Мартине. Временами он оборачивался вспять, чтоб перечесть гусят, - не отстал ли кто? Все ли на месте?

Гусята старались изо всех сил.

Они Глава 16. Удачник и неудачник отчаянно лупили крыльями по воздуху и покрикивали друг на друга:

- Держись правее!

- Куда ты вылез?

- Ты мой хвост задеваешь!

Один только Юкси был всем недоволен. Не прошло и часа, как он жалобно запищал - Акка Кебнекайсе! Акка Кебнекайсе! У меня крылья утомились!

- Ничего, отдохнешь ночкой! - кликнула Акка. Но Юкси не унимался.

- Не Глава 16. Удачник и неудачник желаю ночкой, желаю на данный момент! - пищал он.

- Молчи, молчи! - зашипел на него Мартин. - Ты же самый старший! Как для тебя не постыдно!

Юкси стало постыдно, и он замолчал. Но через час он снова запамятовал, что он старший, и снова поднял писк:

- Акка Кебнекайсе! Акка Кебнекайсе! Я желаю есть Глава 16. Удачник и неудачник!

- Подожди! - кликнула Акка. - Настанет время, все будут есть и ты поешь.

- Не желаю ожидать, желаю на данный момент! - пищал Юкси.

- Не позорь родителей, - зашипели Мартин и Марта. - Вот дождешься, что Акка выгонит тебя из своры. Что ты тогда будешь делать? Пропадешь ведь один.

Юкси и сам знал, что пропадет, и Глава 16. Удачник и неудачник замолчал. Одна за другой уходили вспять снежные горы.

- Смотрите и запоминайте! - гласила Акка гусятам. - Эта гора именуется Сарьечокко, а рядом - Порсочокко. Вот тот водопад именуется Зьофаль, а этот Ристо. А горное озеро под нами.

Но здесь гусята взмолились.

- Акка! Акка! - заорали они. - У нас в голове не Глава 16. Удачник и неудачник помещается столько заглавий. Они такие трудные.

- Ничего, - ответила Акка. - Чем больше вбивать в ваши головы, тем больше в их остается места!

- Как именуется вон та гора, самая высочайшая? - спросил Нильс.

- Она именуется: Ке-бне-кайсе! - торжественно произнесла древняя гусыня.

«Ах, вот оно что! - пошевелил мозгами Нильс. - Правильно, Акка родилась здесь. Поэтому Глава 16. Удачник и неудачник она и зовется - Акка Кебнекайсе. Ну, конечно, такая восхитительная гусыня, как наша Акка, и родиться должна была не где-нибудь, а у самой высочайшей горы!»

И Нильс с еще огромным почтением поглядел через головы гусей на предводительницу своры.

Лопари тоже уходили на зиму подальше от грозных гор. Нильс лицезрел Глава 16. Удачник и неудачник, как они спускаются вниз целыми стойбищами, с оленьими стадами, с домашним скарбом. Даже дома с собой забирают.

Нильс смотрел во все глаза - может, где-нибудь в массе номадов идет девченка, которая угостила его лепешкой? Неуж-то он так и не попрощается с ней?

Но свора летела Глава 16. Удачник и неудачник очень высоко и очень стремительно. Где же здесь рассмотреть небольшую лопарку!

«Ну, если уж с ней нельзя проститься, так попрощаюсь со всей Лапландией», - пошевелил мозгами Нильс.

И он звучно запел:

- Лаплан-Лаплан-Лапландия, Ты все еще видна! Прощай, прощай, Лапландия, Расчудесная страна!

Принес меня в Лапландию Домашний белоснежный гусь Глава 16. Удачник и неудачник, И, может быть, в Лапландию Я опять возвращусь.

Вот и совершенно ушли горы.

Опять, как весной, кланяются гусям березки - кивают головой, машут ветвями, что-то шепчут. Они далее всех провожали стаю на север и сейчас 1-ые встречают ее.

Свора летела на юг этим же методом, каким весной летела на север.

«Тут Глава 16. Удачник и неудачник я растерял башмачок, - вспоминал Нильс. - Как на меня Мартин сердился! А ведь не потеряй я башмачок, Мартин не отыскал бы Марту!..»

«А кое-где тут мои медведи живут. Вот бы поглядеть на Мурре и Брумме, какие они сейчас стали. Их мурлила, правильно, и разделаться не может со своими сыночками Глава 16. Удачник и неудачник.»

«А тут Бронзовый должен стоять. Да вон он и стоит! Совершенно позеленел от злобы. Жалко, Древесного больше нет. Бедный хороший Розенбум!»

Нильс даже вздохнул, вспомнив собственного древесного друга.

«А где же мы сейчас летим?»

Этого места Нильс никак не мог припомнить.

Здесь было все, что только можно пожелать Глава 16. Удачник и неудачник, будто бы тут была собрана краса всей страны. Леса принесли сюда собственный зеленоватый наряд, реки протянули свои притоки, равнины одарили зеленоватыми лугами, низины расстелили ковры изо мха и папоротника, море украсило шхерами и фиордами, горные склоны поделились горами и плоскогорьями, а поля одарили злачными пашнями.

Тут, в этом необычном краю, где Глава 16. Удачник и неудачник сошлись юг и север, запад и восток, свора Акки Кебнекайсе устроила привал.

Кто желал - шлепал по болоту; кто желал - плескался рядом в речке; кому нравилось - гулял по лесу. Все здесь было под боком.

Нильс посиживал на лесной опушке под корнями сосны и малеханькой палочкой разгребал опавшую Глава 16. Удачник и неудачник хвою.

Над головой у него с ветки на ветку перепрыгнула белка и бросила ему орех.

Зайчонок проскакал мимо и положил у его ног морковку.

Из кустов выбежал еж и тормознул перед Нильсом. Он ощетинился всеми своими иглами, и на кончике каждой иглы у него была надета зрелая брусничина.

«Вот Глава 16. Удачник и неудачник сколько у меня друзей!» - поразмыслил Нильс.

А посодействовать его неудаче никто не мог.

Вдруг Нильс услышал знакомый каркающий глас:

- Здр-р-равствуй! Здр-р-равствуй! Здр-р-равствуй! Нильс поднял голову. Да это Фумле-Друмле! Атаман вороньей шайки!

- Р-р-разыскал-таки тебя! - выкрикивал Фумле-Друмле, хлопая крыльями. - Кр-р Глава 16. Удачник и неудачник-ружил по небу, кр-р-ружил и р-р-разыскал.

В конце концов Фумле-Друмле сел около Нильса.

- Мы с тобой стар-р-рые др-р-рузья, - произнес Фумле-Друмле, - а др-р-рузья др-р-руг др-р-руга выр-р-ручают. Я уж постар-р-рался, р-р-разузнал Глава 16. Удачник и неудачник, как для тебя в человека пр-р-ревр-р-ратиться!..

Нильс ничего не ответил.

- Что ж ты не р-р-радуешься? - каркнул ворон. Нильс снова ничего не ответил. Позже вздохнул и тихонько забормотал:

- Стань передо мной, Как мышь перед горой, Как снежинка перед тучей, Как ступень перед кручей Глава 16. Удачник и неудачник, Как звезда перед луной.

Бурум-шурум, Шалты-балты. Кто ты? Кто я? Был - я, стал - ты.

- Ты откуда это знаешь? - спросил Фумле-Друмле, и глаза у него засверкали от обиды, что не он 1-ый открыл эту тайну Нильсу.

- Мне орел Горго произнес, - ответил Нильс. - Да что толку знать? Все равно Глава 16. Удачник и неудачник мне некоторому спеть эту колдовскую песенку.

- Твой Гор-р-го дур-рень, - каркнул Фумле-Друмле. - А вот я для тебя по-настоящему помогу. Я уже р-р-разыскал того, кто р-р-рад с тобой обменяться.

- Правда, Фумле-Друмле? Неуж-то правда? - воскрикнул Нильс. - Кто же это? Кто?

- Не Глава 16. Удачник и неудачник тор-р-ропись. Узнаешь, когда пр-р-ридет вр-р-ремя, - произнес Фумле-Друмле. - Забир-р-райся на меня. И Фумле-Друмле подставил Нильсу свое крыло. Нильс, как по мосткам, взбежал к Фумле-Друмле на спину, и они полетели.

- Мартин! Мартин! Акка! Подождите меня! Я вернусь! - успел Глава 16. Удачник и неудачник кликнуть Нильс.

Все гуси с удивлением смотрели ему вослед, но Нильс был уже далековато.

Скоро он увидел островерхие крутые крыши древнего городка Упсала.

Фумле-Друмле покружил над домами и в конце концов сел на крышу, которая ему почему-либо понравилась. Ветер перекатывал по черепицам клочек бумаги. Через окошко малеханькой мансарды была Глава 16. Удачник и неудачник видна комнатка.

У стола посиживал парень и, не отрывая глаз, смотрел, как ветер треплет картонный листок.

- Снова этот ворон! - произнес парень, когда Фумле-Друмле погрузился на крышу. - Ну что ему от меня нужно? Какую еще неудачу мне накаркает?

«Верно, одна неудача с ним уже случилась», - поразмыслил Глава 16. Удачник и неудачник Нильс.

И Нильс угадал.

Неудача началась вот с чего.

Жили в городке Упсала два студента.

Одному во всем везло. Так прочно сдружилась с ним фортуна, что никогда его не оставляла, - что бы он ни замыслил, за какое бы дело ни взялся. Вот и был он всегда весел, всегда доволен, со всеми приветлив Глава 16. Удачник и неудачник. За то и его все обожали. Экзаменаторы не скупились для него на пятерки, товарищи души в нем не чаяли, и жилось ему на свете легче легкого.

Его так и называли - Удачник. Да к нему никакое другое имя и не подходило! Он даже сам позабыл, как его звали Глава 16. Удачник и неудачник отец с мамой.

А другой студент был нелюдимый, неприметный, неудача за ним так и прогуливалась следом, ни на шаг его не отпускала. От людей он скрывался, ну и с ним никто не дружил. Товарищи даже имени его не знали, а просто называли его Лузер. Ну и какое другое имя можно Глава 16. Удачник и неудачник было ему дать!

И вот в один прекрасный момент, когда Удачник, забавно напевая, собрался идти сдавать последний экзамен, дверь отворилась, и вошел Лузер. В руках у него был некий объемистый сверток.

- Я пришел к для тебя с просьбой, - неуверенно произнес он Удачнику. - Целых 5 лет я трудился над одним сочинением и Глава 16. Удачник и неудачник вот сейчас кончил его. Я и сам не знаю, что у меня вышло. Но твоему слову поверю.

Удачник произнес:

- Давай, я прочту.

И помыслил про себя: «Вот как все меня обожают. Даже этот нелюдим пришел ко мне».

А Лузер протянул ему сверток и произнес:

- Мне очень постыдно давать для Глава 16. Удачник и неудачник тебя такую мазню, но у меня нет средств, чтоб нанять переписчика. Да, по правде сказать, я боюсь дать кому-нибудь мое сочинение. Ведь если его растеряют - вся моя работа пропала.

- Ты можешь не беспокоиться, - произнес Удачник, - у меня не пропадет ни один листок.

Лузер ушел. А Глава 16. Удачник и неудачник Удачник выглянул в окно, чтоб поглядеть на башенные часы. До экзамена времени оставалось еще много, знал он все назубок, делать пока нечего, и он решил поглядеть, что за сочинение принес ему Лузер.

Он развязал сверток. Перед ним лежала груда листков, исписанных повдоль и поперек.

На первой страничке большими знаками было выведено:

«История Глава 16. Удачник и неудачник городка Упсала».

«И про что ото он мог столько написать?» - поразмыслил Удачник.

Он прочитал одну страничку, вторую, третью и запамятовал вообще обо всем, сидя над этими потрепанными листками.

Каждый денек проходил он мимо городского собора и ничего не знает о нем.

А сейчас этот собор как будто Глава 16. Удачник и неудачник оживился. Оживились повелители, погребенные под его каменными плитами. Оживились люди, которые его выстроили, хоть и прошло с того времени много веков.

Без этого собора нельзя было даже представить для себя городка. Да разве могло чего-нибудть случиться с этой каменной громадиной? А ведь когда-то собор был разрушен пожаром. Удачнику Глава 16. Удачник и неудачник почудилось, что со странички рукописи, над которой он склонился, несется тревожный набат и встает пламенное зарево.

И библиотеку, в которую Удачник прогуливался чуть ли не каждый денек, он увидел будто бы 1-ый раз в жизни. Из каких только государств сюда не попадали книжки, в переплетах из кожи и резного Глава 16. Удачник и неудачник дерева, с застежками и без застежек!

Каждый год, в феврале, он бродил по ярмарке и брал в лавках всякие безделицы. А ведь ярмарка эта могла бы уже в трехсотый раз отпраздновать собственный денек рождения. И Удачнику, пока он переворачивал странички, казалось, что он сам поет и танцует совместно с Глава 16. Удачник и неудачник развеселой массой в древних одеждах на самой первой ярмарке, которая шумела тут ровно триста лет тому вспять.

Только бой башенных часов принудил его вспомнить, что ему пора собираться на экзамен.

Удачник вскочил, ринулся в чуланчик, где висел его самый наилучший костюмчик, позже в прихожую - там стояли его новые башмаки, опять Глава 16. Удачник и неудачник забежал в комнату за собственной студенческой шапкой.., и вдруг тормознул на пороге как вкопанный.

Пока он суетился и бегал взад-вперед, ветер раскрыл окно, спутал, переметал все листки рукописи и понес их над крышей.

Забыв про собственный парадный костюмчик, Удачник ринулся догонять ветер. Отлично еще, что его комната Глава 16. Удачник и неудачник была на самом чердаке! Он перемахнул через подоконник и был уже на крыше.

А ветер как будто хохотал над бедным Удачником: то подбросит листки, то закружит, а то вдруг дунет, да так, что белоснежная картонная свора разлетится во все стороны.

Удачник прямо из сил выбился, а изловил только два Глава 16. Удачник и неудачник либо три клочка.

Чуть ли не плача, возвратился он в свою комнату, И вдруг прямо против его окна на крышу сел ворон - большой, темный, глаза злые, хитрые. Сел и закаркал.

У невезучего Удачника совершенно свалилось сердечко.

Ведь ворон каркает не к добру. Одна неудача уже упала на него. А Глава 16. Удачник и неудачник за первой и 2-ая нагрянет.

Так и случилось.

Он чуть ли не запоздал на экзамен. На все вопросы отвечал невпопад, и кончилось дело тем, что он получил двойку.

Медлительно брел злосчастный Удачник домой.

А Лузер уже поджидал его у ворот.

- Ты еще не прочитал? - спросил он с опаской Глава 16. Удачник и неудачник.

- Мне не до тебя было, я готовился к экзамену. Не все ведь такие лоботрясы, как ты, - произнес Удачник.

Он нарочно гласил так грубо, чтоб поскорее избавиться от товарища. Как он произнесет ему, что случилась такая неудача, какой даже этот Лузер никогда не знал?

А Лузер поразмыслил: «Наверное, мое Глава 16. Удачник и неудачник сочинение никуда не годится, вот он со мной и не желает говорить. Нет, ни в чем, видно, нет мне фортуны!»

На другой денек, чуток только злополучный Удачник вышел из дому, ему повстречался Лузер.

- Ты что подстерегаешь меня? - сурово произнес Удачник. - Когда прочитаю, сам к для тебя приду, а ходить за мной следом Глава 16. Удачник и неудачник - нечего.

- Нет, нет, я не тороплю тебя. Я только вот что желал сказать, - неуверенно проговорил Лузер, - если ты узреешь, что мое сочинение никуда не годится, ты можешь выкинуть его либо спалить.

Удачник ничего не ответил и прошел мимо. А Лузер сейчас не колебался, что вся его работа была Глава 16. Удачник и неудачник пустой потерей времени.

«И говорить-то о ней - только время терять!» - со стыдом пошевелил мозгами Лузер.

На 3-ий денек Удачник совершенно не выходил из дому. Слова, произнесенные Лузером, не переставали звучать у него в ушах: «Если ты узреешь, что мое сочинение никуда не годится, ты можешь выкинуть его Глава 16. Удачник и неудачник либо спалить.» А если сказать, что я так и поступил?.. Никто ничего не выяснит. И сам Лузер не выяснит.»

Весь денек он прогуливался из угла в угол по собственной комнате, и всякий раз, когда поднимал голову, он лицезрел ворона, который бездвижно посиживал против его окна.

- Ах, какой я злосчастный Глава 16. Удачник и неудачник, какой злосчастный! - звучно воскрикнул Удачник. - Мухе и той живется лучше, чем мне! Вот если б стать мухой! Либо кузнечиком. Ком угодно, лишь бы избавиться от неудачи.

- Кар-р-р! Кар-р-р! - заорал вдруг ворон и, тяжело взмахивая крыльями, полетел прочь.

Прошел очередной денек, а злосчастный Удачник не Глава 16. Удачник и неудачник мог ни на что отважиться.

«Нет, идеальнее всего сказать правду, - задумывался он. - Но ведь этот Лузер не поверит мне. Он обязательно решит, что я только из жалости хвалю его сочинение, а что по сути - оно никуда не годится, и я спалил его. И что историю про ветер я просто Глава 16. Удачник и неудачник придумал. А если он даже поверит - так будет еще ужаснее. Ведь его труд, который мог бы прославить его, умер навечно. Так, может быть, лучше ему мыслить, что его сочинение только того и стоило, чтоб его сожгли? Но как я скажу это?.. Ах, что все-таки мне делать? Что делать Глава 16. Удачник и неудачник?» - задумывался в отчаянии Удачник.

И мысли его бежали по тому же самому кругу. Одурачить - нельзя. Сказать правду - нереально. Не поверит ему товарищ - плохо. Поверит - еще того ужаснее.

Он метался по комнате, как зверек в клеточке, то садился, то вскакивал, то опять садился и ничего не видящими очами глядел в окно Глава 16. Удачник и неудачник.

Под вечер он услышал скрипучее карканье.

- Снова этот ворон! - с тоской произнес Удачник. - Ну что ему от меня нужно! Какую еще неудачу он мне накаркает!

А ворон взлетел на самый подоконник, и со спины его - прямо на стол - соскочил небольшой, точно игрушечный, человечек.

Удачник так опешил, что на Глава 16. Удачник и неудачник минутку запамятовал о всех собственных бедах.

- Эй! Кто ты таковой? Может, ты гном? Но ведь гномы бывают исключительно в притчах!

- Если б исключительно в притчах! - тихо произнес Нильс, вздыхая. - Я ведь был человек как человек, вот таковой, как ты, только мальчишка. А реальный гном заколдовал меня. С того времени я Глава 16. Удачник и неудачник так и живу - не то человек, не то неясно что.

- Да где ж ты живешь? - спросил Удачник.

- А я с птицами живу. Меня гусиная свора к для себя взяла.

- Какой ты счастливый, - воскрикнул Удачник. - Ах, если бы я мог стать таким, как ты! Если б и меня унесли Глава 16. Удачник и неудачник отсюда перелетные птицы!

Здесь ворон, который до сего времени молчал, подтолкнул Нильса крылом и отрадно каркнул:

- Говор-р-ри! Говор-р-ри! Скор-р-рей говор-р-ри! «Вот оно что! Вот для чего Фумле-Друмле принес меня сюда! - помыслил Нильс. - Неуж-то я на данный момент опять стану человеком!..»

Он Глава 16. Удачник и неудачник открыл рот и, замирая от волнения, начал:

- Стань передо мной, Как мышь перед горой.

И вдруг замолчал. Будто бы запамятовал все колдовские слова.

- Говор-р-ри! Говор-р-ри далее! - закаркал Фумле-Друмле.

Но Нильс только отмахнулся от него.

А Удачник, который ни о чем и не Глава 16. Удачник и неудачник подозревал, наклонился над Нильсом и произнес:

- Ну, гласи же, гласи далее! Я никогда не слышал таких стишков!

- И отлично, что не слышал, - произнес Нильс.

- Дур-р-рак! Дур-р-рак! - закаркал Фумле-Друмле.

- Помолчи! - прикрикнул на ворона Нильс. Позже опять оборотился к Удачнику и спросил:

- А ты почему хочешь стать таким, как Глава 16. Удачник и неудачник я?

- Так как я самый злосчастный человек на свете! - воскрикнул Удачник.

- Ты только послушай, что со мной случилось.

И он сказал Нильсу, ничего не утаивая, о собственной неудаче.

- Да, здесь рад будешь на край света улететь, - согласился Нильс. - Но ведь Неудачнику-то от этого не станет легче!.. Послушай Глава 16. Удачник и неудачник, я, кажется, смогу посодействовать твоему горю.

Он подбежал к ворону и стал что-то шептать ему на ухо.

- Дур-р-рак! Дур-р-рак! - закаркал в ответ ему Фумле-Друмле.

А Нильс все уговаривал и уговаривал ворона. Позже забрался к нему на спину, и они улетели - ворон и небольшой человечек Глава 16. Удачник и неудачник.

- Что это? - пробормотал Удачник, тряхнув головой. - Наверняка, я спал и мне приснился сон?

Пока он раздумывал над этим, кто-то бросил в его окно несколько листков пропавшей рукописи.

И перед Удачником мелькнули темные вороньи крылья.

Весь вечер, до поздней ночи, собирал Нильс и Фумле-Друмле развеянные ветром листы и Глава 16. Удачник и неудачник листок за листком приносили Удачнику. Они подбирали их на крышах и чердаках, па ветках деревьев и на дорожках сада, посреди мусорной свалки и па колокольне собора. Куда только не заглядывали ворон и мальчишка!

Одну страницу Нильс вынул из собачьей будки. Фумле-Друмле вырвал некий исписанный листок Глава 16. Удачник и неудачник прямо из рук торговца, когда тот свертывал из него кулек для орехов.

А счастливый Удачник расправлял, разглаживал каждую страничку и складывал их по порядку.

- Вот все и на месте! - произнес он в конце концов - Спасибо для тебя, небольшой человечек! И для тебя спасибо, ворон! Я задумывался, ты мне неудачу накаркаешь Глава 16. Удачник и неудачник, а ты мне вот какое счастье принес!

Он схватил рукопись и, невзирая па поздний час, побежал к Лузеру. Пусть и счастливый Лузер порадуется собственной удаче!

Фумле-Друмле и Нильс остались одни на крыше.

- Ну что ж, нужно ворачиваться восвояси, - произнес ворон Нильсу. - Прозевал свое счастье, на себя и сетуй.

- Да ты Глава 16. Удачник и неудачник не сердись, Фумле-Друмле, - произнес Нильс. - Очень уж мне стало жаль и Удачника и Лузера.

Глава 17. Дома

И вот в конце концов Нильс увидел родную деревню.

- Гляди, гляди, - кликнул он Мартину, - вон улица наша! Вон наш дом! Попросим Акку спуститься.

Но Акку не нужно было просить. Она ведь была умная Глава 16. Удачник и неудачник гусыня и сама понимала, как охото Нильсу узреть родной дом.

Она выглядела за деревней заглохший пруд и отдала приказ стае спускаться.

Нильсу не терпелось на данный момент же побежать домой. Но он страшился повстречаться с кем-нибудь на улице и решил подождать до вечера.

Когда совершенно уже стемнело, он Глава 16. Удачник и неудачник отправился в деревню. Мартин со своим семейством тоже пошел за ним. Он желал показать супруге и детям птичник, в каком провел свою юность.

- Мы только взглянем разок и вернемся, - произнес Нильс старенькой гусыне.

К счастью, они никого не повстречали, пока шли через деревню.

Вот и знакомый двор. Они осторожно Глава 16. Удачник и неудачник прошмыгнули через калитку.

Во дворе было тихо. Все куры и гуси издавна уже спали. Только из дома доносились неясные голоса. Дверь в дом была приоткрыта, и оттуда узенькой полосой пробивался свет.

Нильс заглянул в щелку.

В комнате все как и раньше: у окна - стол, около печки - сундук и Глава 16. Удачник и неудачник даже сачок на древнем месте, меж окном и шкафом.

Мама с папой посиживали за столом около лампы. Мама что-то вязала, а отец штопал рыбачью сеть. Под столом, свернувшись калачиком, лежал кот и тихонько мурлыкал.

- Кое-где на данный момент наш сыночек? - гласила мама, тяжело вздыхая. - Правильно Глава 16. Удачник и неудачник, голодает да холодает, скитаясь по дорогам. А может, нездоровой лежит. Длительно ли ребенку захворать!..

Отец ничего не произнес. Он только нахмурился и еще ниже склонился над сетью.

- А может, его и на свете уже нет, - опять заговорила мама и исподтишка вытерла глаза концом собственного вязанья.

«Да я живой! Я тут!» - чуток Глава 16. Удачник и неудачник было не кликнул Нильс и сам отер рукавом слезы.

- Ну, уж ты придумаешь! - сурово произнес отец. - Подожди, возвратится наш сыночек! Мы еще с ним порыбачим! Но мама только всхлипнула в ответ.

- Уж, какое там возвратится! Если и живой, все равно домой не придет, - гласила она через слезы. - Сколько Глава 16. Удачник и неудачник раз для тебя говорила: не наказывай ты его. Ведь мал он да глуповат - что с него спросишь? А ты чуток что - сходу за ремень. Вот он и удрал.

- Ну да, а сама ты его не достаточно бранила, что ли?

- Да я так, любя.

- А я что, не любя? Только вот одно Глава 16. Удачник и неудачник я в толк не возьму - неуж-то он Мартина с собой увел? Собаку бы еще, это я понимаю. Собака - друг человека. А здесь гусь некий! Гусь человеку не товарищ.

- Как это не товарищ? Еще, какой товарищ! - кликнул Нильс и скорей захлопнул ладонью рот.

- Кто это там пищит Глава 16. Удачник и неудачник? - произнесла мама, оглядываясь. - Мыши, что ли? Прямо неудача с ними, все зерно в подполье перепортят. Эй ты, котище! Достаточно для тебя нежиться, ступай на охоту!

Кот зевнул, потянулся и лениво пошел к двери.

Он повел носом на право, повел на лево. Нет! Мышиным духом не пахнет.

А Нильс тем временем ни Глава 16. Удачник и неудачник живой, ни мертв стоял за кадкой с водой. Он страшился шевельнуться, страшился подыхать.

Что, если кот и взаправду воспримет его за мышь?

И Нильс сходу представил для себя, как кот кидается на него, хватает и тащит в зубах к мамы.

У него даже пот на лбу выступил от Глава 16. Удачник и неудачник испуга и стыда.

Но кот, не найдя ничего подозрительного, угрожающе мяукнул в мглу и возвратился на свое место.

Нильс подождал с минуту, позже тихонько выкарабкался из собственного укрытия и медлительно побрел по двору.

Около птичника стояло старенькое корыто, из которого мама всегда кормила кур и гусей. Гусята Глава 16. Удачник и неудачник обступили корыто со всех боков и скупо подбирали оставшиеся на деньке зернышки, - Это зерно ячменное, - разъяснял Мартин своим детям. - Такое зерно домашние гуси клюют каждый денек, - Очень смачное зерно, - произнес Юкси. - Давайте останемся и будем домашними гусями! Здесь к ним подошел Нильс.

- Что ж, Мартин, мне пора идти, - обидно произнес он. - А Глава 16. Удачник и неудачник ты, если хочешь, оставайся.

- Нет, - произнес Мартин, - я тебя не брошу. С тобой я бы остался, а так это не дело. Ну, полетели! - скомандовал он гусятам.

- Не желаю никуда лететь, - запищал Юкси. - Желаю тут жить! Надоело мне все летать да летать.

- Раз отец велит для тебя Глава 16. Удачник и неудачник лететь, означает, нужно лететь, - строго произнес Нильс.

- Да, для тебя просто рассуждать, - снова запищал Юкси. - Сидишь для себя на папиной шейке и пальцем не шевельнешь. Попробовал бы сам полетать! Ах, если б я сделался таким же небольшим, как ты! Меня бы тогда тоже все на спине носили. Вот было бы Глава 16. Удачник и неудачник отлично!

- Глуповатый! - произнес Нильс. - Неуж-то же ты, Юкси, и взаправду хочешь быть небольшим?

- А что все-таки здесь такового? - ответил Юкси. - О малеханьких все хлопочут, малеханьких ничего не принуждают делать. - Гусенок упорно топнул лапой и запищал изо всех сил:

- Желаю быть небольшим! Желаю быть небольшим! Желаю быть таким Глава 16. Удачник и неудачник, как Нильс!

- Вот наказание с этим Юкси! - произнес Мартин. - Недаром молвят - в семье не без уродца. Проучить бы его, бросить бы навечно небольшим!

- Ну и что ж, я бы не зарыдал, - хорохорился Юкси. «Ах вот ты какой! - помыслил Нильс. - Тогда тебя и жалеть нечего!»

И Нильс медлительно и звучно заговорил Глава 16. Удачник и неудачник:

- Стань передо мной, Как мышь перед горой, Как снежинка перед тучей, Как ступень перед кручей, Как звезда перед луной. Бурум-шурум, Шалты-балты. Кто ты? Кто я? Был - я, стал - ты.

И что все-таки! Чуть Нильс проговорил последнее слово, Юкси как будто сжался в комочек. Он стал Глава 16. Удачник и неудачник не больше воробья! Таким он был, когда только что вылупился из яичка!

Юкси с удивлением озирался кругом. Он не осознавал, что это с ним случилось.

А Мартин с Мартой загоготали, захлопали крыльями, забегали по двору.

«Наверное, они испугались за Юкси, - помыслил Нильс. - А почему они сами тоже стали будто бы Глава 16. Удачник и неудачник меньше?»

- Мартин! Слушай, Мартин! - позвал Нильс собственного друга. Но Мартин шарахнулся в сторону, а за ним - Марта и все гусята.

В это время хлопнула дверь, и из дому с фонарем в руках выбежала мама.

- Кто это там гусей выпустил? Эй, мальчишка, ты что здесь делаешь? - заорала она и подбежала Глава 16. Удачник и неудачник к Нильсу. Вдруг фонарь выпал у нее из рук.

- Нильс, сыночек мой! - воскрикнула она. - Отец, отец, иди быстрее! Наш Нильс возвратился.

На последующий денек Нильс пробудился еще до рассвета. Он сел на кровати и осмотрелся. Где он? Заместо высочайшего неба - над ним маленький потолок. Заместо кустов - гладкие Глава 16. Удачник и неудачник стенки. Да ведь он дома! У себя дома!

Нильс чуть ли не заорал от радости.

И вдруг он вспомнил: «А как Акка Кебнекайсе! Неуж-то она улетит со собственной стаей, и я никогда ее больше не увижу?»

Нильс вскочил и выбежал во двор.

«Верно, и Мартин желает проститься со стаей Акки Кебнекайсе Глава 16. Удачник и неудачник», - помыслил он и приоткрыл дверь птичника.

Мартин спал рядом с Мартой, окруженный гусятами.

- Мартин! Мартин! - позвал Нильс. - Пробудись! Мартин открыл глаза, растянул шейку и зашипел.

- Мартин! Да что ты? Ведь это я, Нильс! Мартин недоверчиво покосился на него, но шипеть не стал - Мартин! Пойдем попрощаемся с Аккой! - произнес Глава 16. Удачник и неудачник Нильс.

- Га-га-га! - ответил Мартин.

Но что он желал сказать, Нильс не сообразил.

- Ну, не хочешь - не нужно!

Нильс махнул рукою и один пошел к пруду.

Он еще не привык к тому, что у него такие огромные руки и ноги. Потому он старательно обошел 1-ый же Глава 16. Удачник и неудачник камень, который попался ему на дороге - Да что это я! - спохватился Нильс и даже рассмеялся.

Он нарочно возвратился вспять, перескочил через камень, да еще поддал его носком ботинка.

На краю деревни Нильс увидел, как из дому с ведрами в руках вышла какая-то дама. Нильс прижался к забору. И снова Глава 16. Удачник и неудачник рассмеялся. Ну чего ему скрываться? Ведь он сейчас мальчишка как мальчишка.

И он смело пошел далее.

Утро выдалось тихое, ясное. То и дело в небе раздавались радостные птичьи голоса. И всякий раз Нильс задирал голову - не его ли это свора летит?

В конце концов он подошел к пруду Глава 16. Удачник и неудачник.

В кустиках испуганно зашевелились одичавшие гуси.

- Не страшитесь, это я, Нильс! - кликнул мальчишка. Услышав чужой глас, гуси совершенно переполошились и с шумом поднялись в воздух.

- Акка! Акка! Подожди! Не улетай! - орал Нильс.

Гуси взметнулись еще выше, а позже построились ровненьким треугольником и закружились над головой Нильса.

«Значит, узнали меня Глава 16. Удачник и неудачник! - обрадовался Нильс и замахал им рукою. - Прощаются со мной!»

А одна гусыня отделилась от своры и полетела прямо к Нильсу. Это была Акка Кебнекайсе. Она села на землю у самых его ног и стала что-то нежно гласить:

- Га-га-га! Га-га-га! Га-га-га!

Нильс наклонился к Глава 16. Удачник и неудачник ней и тихонько погладил ее по жестким крыльям. Вот какая она сейчас малая рядом с ним!

- Прощай, Акка! Спасибо для тебя! - произнес Нильс.

И в ответ ему древняя Акка раскрыла крылья, будто бы желала на прощание обнять Нильса.

Одичавшие гуси заорали над ним, и Нильсу показалось, что они зовут Глава 16. Удачник и неудачник Акку, торопят ее в путь.

Нильс длительно смотрел вослед своим недавнешним друзьям. Позже вздохнул и медлительно побрел домой.

Так кончилось необычное путешествие Нильса с одичавшими гусями.

Опять Нильс стал ходить в школу.

Сейчас в дневнике у него поселились одни пятерки, а двойкам туда было не пробраться.

Гусята тоже Глава 16. Удачник и неудачник обучались, чему им полагается: как клевать зерно из древесного корыта, как чистить перья, как здороваться с хозяйкой. Скоро они переросли Мартина с Мартой. Только Юкси остался на всю жизнь небольшим, как будто он только-только вылупился из яичка.


glava-18-arhichudnoe-rasskazi-velzevula.html
glava-18-budni-speckomiteta-i-spletni-o-nih-luchshij-menedzher-xx-veka.html
glava-18-darya-doncova.html