Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич»

^ Глава 16. В реакторном зале

The bell that rings inside your mind,

Is challenging the doors of time,

It's a kind of magic,

A little bit of magic…

«А Kind of Magic», Queen


Лезть пришлось длительно Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» — казалось, скоб-трап ведет прямо на Луну!

Мы два раза достигали промежных площадок, от которых расползались горизонтальные трубы с остатками коммуникаций. Но ничего увлекательного для нас — дверей, проходов, мостков и Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» тому подобного — не наблюдалось.

И только когда мускулы наших ног практически задеревенели от монотонного усилия, я в конце концов уперся головой в лючок.

— Похоже, восхождение окончено, — произнес я тихо. — И на Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» данный момент начнется совершенно другой сюжет.

— Это если лючок с той стороны не заперт, он начнется, — с драматичностью ответил майор Филиппов. — А если заперт, то начнется сюжет «спуск».

Но лючок заперт не был.

Двинув Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» лючок правым локтем, таким лихим танкистским движением, как будто я проделывал это по 10 раз на деньку, я просто сдвинул его в сторону и ловко выскользнул из потерны. За мной проследовали мои спутники Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич».

Тополь еще только подымался с четверенек, а я уже зарядил «Раумшлаг» последней остававшейся у меня гранатой и огляделся.

Мы находились… прямо в реакторной!

Я не веровал своим очам!

Ну и Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» везение! Вот спасибо для тебя. Зона-кормилица!

Над нашими головами, схожий на летающую тарелку инопланетян, очень побитую метеоритным дождиком, нависал тот реактор.

Поточнее, не «нависал». Он, строго говоря, покоился на могучих железобетонных тумбах Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич». Любая тумба была высотой в два человечьих роста и имела ширину грузовика.

От реактора исходило тепло и… какое-то очень бытовое, непафосное дребезжание, как будто над нами находилось не волшебство атомной Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» техники двадцатого века, снутри которого располагается волшебство биоинженерной техники века 20 первого, а кипящая на плите кастрюлька с борщом, чья дюралевая крышка истерично позвякивает на пару.

Я бросил косой взор на приборы — как Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» ни удивительно, радиационный фон был низким.

Чудовищ тоже не видать…

А хим характеристики? Опять же в норме! Хотя нам, владельцам гермокостюмов, это было в общем-то по фиг.

Но на душе было Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» очень тревожно.

— Это он? — спросил Филиппов.

— Да, — ответил я.

— С виду обыденный реактор типа РБМК-1000. Никакой не этот ваш… генный…

— Там, видать, снутри все переоборудовано. Места-то много. И комфортно — укромность полная. Защита от радиации Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич». Экранировка от пси-воздействий. От Выбросов. Куча железа…

— Все равно никогда не осознать мне этих психов, — с некий не соответственной моменту горечью произнес Филиппов.

— Обращаю ваше внимание, товарищи однополчане Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич», — это был глас Тополя, — что стрелять мы не можем. Нас отделяет от реактора такая маленькая дистанция, что если мы на данный момент пустим в дело наши «Раумшлаги», то провалимся в нелинейное инферно вкупе с нашей Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» целью!

— Реакторная, слава богу, большая, — произнес я, сладкоречиво указывая Косте на далекий, плохо освещенный угол зала. — Потому предлагаю: резвыми перебежками движемся туда, расстреливаем эту дурочку к едрене фене и Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» топаем к своим, во вторую насосную. А оттуда — домой. Ну а дома я вам драников напеку, по древнему семейному рецепту. Водки тяпнем, сходим, в конце концов, к девченкам в клуб…

— А Шестопалов что?! Шестопалов? Бросим Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» его? — судя по лихорадочному блеску глаз майора, он и слышать не желал ни про какие драники, не говоря уже о клубе.

— Поищем его, естественно. Если судьба — найдем… Если нет Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» — будем надежды, он сам как-нибудь вывернется. Не дошкольник ведь, а машина убийства.

Филиппов пару раз рассеянно кивнул — мол, согласен, а куда деваться?

* * *

Итак, мы вышли на финальную прямую.

Реактор РМБК-1000, снутри которого прятался священный Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» генный микропроцессор, серебрился пред нами на расстоянии выстрела.

За нашими спинами была дверь в коридор. Сейчас распистоним объект — и по этому коридору до лестницы, по лестнице вниз…

— Вы готовы? — спросил Филиппов Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» у нас с Тополем.

— Я — да!

— А я… секундочку, — пробурчал Тополь. — Что-то у меня, похоже, аккумулятор расконтачился от наших заплывов.

— Ладно, некогда разбираться, — раздраженно произнес я. — Давай мне сюда свои гранаты Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич», выпустим все из моего ствола.

Стоило мне сказать это, как кое-где на головокружительной высоте, под самым потолком впечатляющего зала, зажглись калоритные белоснежные прожектора.

Реакторная сразу визуально возросла в пару раз.

Сразу Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» с этим малоприметные, сливающиеся с фоном бронешторки, закрывающие ниши на стенках, поползли ввысь. За ними раскрылись маленькие комнаты вроде аппаратных в кинотеатре.

Только заместо кинопроекторов любая такая «аппаратная» содержала трехметровые железные Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» воротца, похожие на рамки металлоискателей в аэропортах.

Было там и еще какое-то вспомогательное оборудование, нечто вроде огромных механических лопат, я не разглядел толком. Тем паче что моим вниманием сразу овладел Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» человек, показавшийся из глубины самой далекой от нас «аппаратной».

На незнакомце был белоснежный халатик. Из-под нижнего края халатика выглядывали затрепанные джинсы, а из горловины торчал ворот старомодной сероватой водолазки. Человеку было Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» с виду лет 40 5, а может, и больше — волосы его были вполне запорошены сединой. Правда, спустя минутку я сообразил, что это не седина, а просто полная депигментированность — судя по цвету кожи и глаз, человек Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» был альбиносом.

Он не был вооружен и казался расслабленным, чуть не рассеянным. При всем этом он отлично лицезрел нас и, судя по всему, конкретно ради встречи с нами вышел на свет, так Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» сказать, рампы.

Хоть и был я в тот денек задурен, как вокзальная кассирша намедни Нового года, а все таки смекнул, что меж возникновением ученого альбиноса в халатике и нашим желанием распистонить реактор из «Раумшлага Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич»» имеется конкретная связь.

Как оказывается, я не ошибся.

Стекло «аппаратной» опустилось. Незнакомец ступил на исполнительный орган устройства, которое я называю механической лопатой. И именно эта лопата аккуратненько спустила его с пятиметровой Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» высоты «аппаратной» на бетонный пол реакторного зала.

Альбинос подошел к нам совершенно близко и с неискренней ухмылкой офисного карьериста произнес:

— Разрешите представиться, меня зовут Бен. Бен — сокращение от Вениамин, как я пишусь в Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» паспорте. Моя фамилия — Тау. Скажу сходу, что это не еврейская, а германская фамилия. Потому, если желаете, сможете именовать меня «фашистом». — Альбинос усмехнулся. — Но вот от антисемитизма попрошу воздержаться.

Пристально слушая Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» отлично поставленную речь альбиноса, я все же продолжал заряжать «Раумшлаг». И перевел взор со собственного орудия на говорящего только тогда, когда зеленоватый светодиод над спусковой скобой просигнализировал о полной готовности гранатомета к стрельбе.

Альбинос Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» тем временем продолжал, маленьким профессорским шагом выходя на директрису огня и вроде бы невзначай становясь прямехонько меж нами и реактором:

— Сейчас вы, почетаемые господа, находитесь в наилучшей биотехнической лаборатории Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» населения земли. Ее создателем, бессменным директором и ведущим научным сотрудником являюсь я, Вениамин Тау, вот уже 5 лет. У меня никогда не было противников. Даже недоброжелателей — и тех не было! Но сейчас, когда мои опыты как Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» никогда близки к окончанию, неприятели появились. И судя по тому, что они смогли навести сюда вас, людей очень проф, это могущественные неприятели из высших эшелонов мирового правительства.

Я пожал плечами. «Монолит Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич»» уж точно не относился к «высшим эшелонам мирового правительства». Что за мировое правительство без океанских яхт, глобальных денежных рычагов и запасного мальтийского гражданства? Как могут полагаться на мальтийское гражданство черные сталкеры, которые Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» — что понятно всем заинтересованным лицам — за границами Зоны прекращают свое физическое существование в течение нескольких часов?

Было ясно: альбиноса, что именуется, «звездит». Нужно сказать, в этом он нисколечко не отличался Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» от приснопамятного обладателя научно-исследовательского комплекса «Наутилус» доктора Севарена. (И это в очередной раз уверило меня в том, что верно, верно я бросил универ! Все стоящие ученые — люди с всеохватной «манькой величкой Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич»»!)

Итак, меня упоминание о «могущественных неприятелях из мирового правительства» только развеселило. А вот майора Филиппова — обеспокоило и даже рассердило.

По последней мере без всякого предупреждения он взял ну и выпустил в альбиноса Тау Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» длинноватую очередь из собственного пулемета!

Завизжали рикошеты.

В наиблежайшей «аппаратной» со гулом лопнуло стекло.

Одна из бессчетных труб, прилепившихся к стенкам реакторной, прыснула свистящей струйкой жаркого пара.

А вот альбиносу… Альбиносу Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» не сделалось ничего!

Он только улыбнулся еще обширнее, пригладил белоснежные волосы на темечке и развел руки в стороны. Дескать, извините, ничем не могу посодействовать.

Филиппов протер кулаком глаза — не галлюцинация ли? — позже позеленел от злобы Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» и, обернувшись ко мне, спросил:

— Что за фигня? Это не человек, а голограмма?

— Человек. Просто «подсолнух» у него, — отмахнулся я.

В отличие от майора я в Зоне такие чудеса видал. И Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» не раз. Ну и сам с артефактом «подсолнух» имел дело — добывал его, берег, продавал…

— Ваш товарищ совсем правильно увидел, — ожил альбинос. — При мне имеется артефакт «подсолнух». И не один, а сходу три. Так Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» сказать, целый подсолнечный бронежилет. Что понижает возможность попадания в меня пули до семнадцати миллионных толикой процента… В общем, уничтожить меня из пулемета вам не получится, — резюмировал ученый.

— Тогда стреляй из «Раумшлага Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич»» по реактору, — востребовал от меня Филиппов. Как видно, он решил не вступать в переговоры с подозрительным государем в белоснежном халатике.

Осознать майора было можно. От меня он знал, что Глас Монолита Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» именовал генный микропроцессор 5-ого энергоблока источником атакующих нас мутантов. Также было довольно просто связать с генным микропроцессором вчерашних двухметровых стрелков, которые били по нам из юаровских сверхтяжелых винтовок NTW-20. А так как Вениамин Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» Тау сам назвался директором «самой наилучшей биотехнической лаборатории человечества», то следовало признать, что этот субъект только страшный злодей.

Так чего слушать гада? Валить его!

Фактически, в основном я делил точку зрения Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» майора. Другое дело, что сталкерская выдержка не повелела мне совершать настолько уж резких движений. Ясно же, что здесь некий подкол!

И точно.

— Из «Раумшлага» тоже лучше не стрелять, — благожелательным до елейности Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» голосом доктора из телерекламы таблеток заявил альбинос. — Я бы, во-1-х, желал довести наш с вами разговор до конца. А во-2-х, судьба вашего товарища, ефрейтора Шестопалова, впрямую связана с сохранностью генного биопроцессора Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич». Если вы повредите его, ваш друг умрет.

Стоило альбиносу упомянуть ефрейтора Шестопалова, как ушедшая ввысь бронешторка открыла еще одну «аппаратную», залитую очевидно ради пущего драматического эффекта нервным рубиново-алым светом.

В аппаратной находился Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» оголенный Шестопалов — я сходу вызнал его дюжие стати. Ефрейтор стоял вертикально-хотя, судя по выражению лица, пребывал в безотчетном состоянии.

При всем этом ефрейтора сзади поддерживало то самое устройство, которое я за неимением Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» наилучших слов называю большой механической лопатой. От бессчетных датчиков, прилепленных к телу Шестопалова, тянулись провода к «раме металлоискателя» (такие же, напомню, можно было созидать и в других открывшихся помещениях). По периметру Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» «металлоискателя» циркулировал мягенький желтоватый свет.

— Что вы с ним сделали, сволочи?! — взревел майор Филиппов.

— Ничего не сделали. Взяли несколько экспресс-анализов, — хладнокровно отвечал альбинос.

— А для чего вам его анализы, мама вашу за Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» ногу?! — это был уже Тополь.

Я знал, он терпеть не может долгие беседы неясно с кем и стремительно начинает раздражаться. Отлично, что исправный гранатомет у меня, а не у него!

— Анализы, юноша Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич», необходимы для расшифровки генотипа.

— А расшифровка?!

— А расшифровка показала, что ефрейтор Шестопалов являет собой редкий эталон людской особи, чей генотип подходит для наших целей на девяносто 6 процентов. Это самый Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» высочайший показатель из всех, виденных мною ранее!

— И что же это все-таки за такие цели, для которых Шестопалов подходит?! Как обычно, алчете мирового господства? Вербуете помощников? Создаете армию безупречных боец?

— Насчет господства это Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» вы правильно подметили. Но лично я мечтаю властвовать над людской природой. А мир — он мне ни к чему. Я как ученый привык находиться по преимуществу в собственном внутреннем мире, — как-то в особенности Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» проникновенно произнес альбинос, проводя рукою по собственной сухой белоснежной прическе. — Но это не мешает мне вожделеть счастья миру наружному! На данный момент объясню: все пробы сделать совершенное и социально справедливое правительство обречены Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» на провал, так как умозрительно безупречную общественную структуру пробуют навязать на биологическом уровне неидеальным, несовершенным особям. Будь они, эти особи, более сознательны, целеустремленны и, так сказать, безупречны, многие потерпевшие фиаско Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» проекты — к примеру, коммунистический — имели бы шансы выжить. И не только лишь выжить, но также довести начатое отцами-основателями до конца.

— До конца света? Либо до рая на земле, так же известного как Полдень Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» 20 2-ой Век?

— Скорее до рая, — усмехнулся Вениамин Тау. — И не в 20 втором веке, а уже в 20 первом.

Юмора он, похоже, не сообразил. Ну и черт с ним. Гласил Тау, но, вещи довольно Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» занимательные, чтоб мне стало любопытно.

— То есть вы тут хотят сделать генно-модифицированного человека? Как генно-модифицированный картофель, который не едят колорадские жуки?

— Аналогии очень грубые, но в целом верные Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич», — согласился альбинос. — Я использую полностью уникальное самодельное оборудование, которому я отдал заглавие «генный процессор». Оборудование это основано на сложнейшем каскаде не нормальных реликвий Зоны. Оно позволяет мне брать любые элементы генных Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» структур и тканей от нескольких доноров сразу, рекомбинировать их обилием разных методов и на выходе получать синтетическое существо резвее, чем в минуту. Целое большущее существо весом в 10-ки кг — из одной-единственной синтетической, сгенерированной Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» ab ovo клеточки. Да-да, господа! Время в моем генном микропроцессоре течет в сотки тыщ раз резвее, чем в нашем с вами мире! — Глаза альбиноса блеснули сумасшедшинкой, отлично известной мне Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» по винтажным научно-фантастическим фильмам и общению с медиком Севареном.

— Сам-то я родом из сибирской деревни Усолье, — это вдруг вступил подозрительно размеренный майор Филиппов. — Закончил военное училище, про науку знаю только из телека Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич». Может, потому я ни хрена не могу взять в толк, для чего вам тут кровососы?

«Какие еще кровососы? Он что, с дуба упал?» — помыслил я.

Филиппов ткнул указующим перстом во Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» вторую справа «аппаратную» и я невольно перевел взор туда.

Ранее в той стороне было мрачно, вот поэтому она не заинтриговала меня сходу. Видимо, свет зажегся позже, когда я был стопроцентно поглощен байками альбиноса Тау. И Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» этот свет озарял очень неприглядную картину.

В рамке, струящейся теплым желтоватым светом (схожей той, где мариновался спящий ефрейтор Шестопалов), стоял матерый кровосос. Он тоже пребывал в забытьи. Щупальца его безвольно Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» висели, глаза были прикрыты. Но чувство угрозы и неизбывного кошмара от мутанта исходило такое же точно, как и от его бодрствующих братьев.

Альбинос тоже обернулся в сторону, куда указывал Филиппов. На его Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» лице появилось выражение пылкой материнской нежности. Никакого омерзения, похоже, кровососы просвещенному ученому-генетику не внушали.

— Да будет вам понятно, дражайший наш сибиряк, кровососы дают красивый генетический материал. Они неутомимы, смелы, очень целеустремленны, когнитивно развиты Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» и главное… они бесполы! Вы когда-нибудь лицезрели кровососа, который запорол бы свою политическую карьеру из-за некстати трахнутой секретарши? Либо, может быть, вам известен кровосос, бросивший семью и троих малышей Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» ради первой любви с веб-сайта «Одноклассники»? То-то же!

Здесь в мой мозг влезли 1-ые подозрения. А что, если эти самые «новые» мутанты — речные водоплавающие зомби, «розовые» кровососы и Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» остальные необыкновенные твари, из-за которых начальство полковника Буянова затеяло весь сыр-бор, — и есть не что другое, как на генном уровне измененные Вениамином Тау мутанты? И эти мутанты вероятнее всего появились не сами Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» по для себя, как итог бессчетных попыток государя Тау сделать лучше мать-природу? Не на это ли, кстати, намекали черные?

Я поделился своими подозрениями с альбиносом и товарищами.

К моему Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» величайшему удивлению, ученый не стал отпираться в духе «я не такая, я жду трамвая».

— Да, все правильно! Эти злосчастные существа родом из моей лаборатории. Но вы поймите, поймите, дорогой мой человечек, что Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» наука — это искусство вероятного. И это вероятное становится вероятным только через опыт, который предполагает беды. Поиск рационального решения проходит через огромное количество неверных промежных результатов. И не вина этих кровососов, что они были Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» ошибкой…

— Да я и не собирался винить кровососов, если честно. — Я даже как-то смутился. — Я просто желал ясности!

Майор Филиппов тяжело вздохнул и отер со лба пот тыльной стороной ладошки. Его лицо, казалось Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич», постарело за время нашего рейда лет на 10. Что ж, Зона способна загнать в гроб даже самого на физическом уровне сильного и морально устойчивого человека.

Филиппов поглядел на альбиноса как на вредное насекомое Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» и зло произнес:

— Ладно. Научно-популярных лекций хватит, наверняка, на сей день. Я желаю знать, когда мы сможем забрать нашего ефрейтора Шестопалова?

«Когда-когда… Ставлю 10 против 1-го, что никогда Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич». Знаем мы эти опыты! Фокус-покус-чирвирокус — и там, где был здоровый мужчина, после опыта остается пускающий слюну овощ. Это в наилучшем случае! Так как в худшем остается труп».

Мы с Костей переглянулись. В его Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» железных очах я прочитал: он такого же представления по вопросу.

Но мы с Тополем… в очередной раз ошиблись!

— Я полагаю, — произнес альбинос Тау, как-то очень театрально приосаниваясь, — что собственного Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» товарища вы можете забрать минут этак, — он поглядел на свои накрученные часы, — через 10. Как раз отойдет наркоз, машина введет ему стимулирующую сыворотку. Позже он выпьет жаркого чайку, я пожму ему руку Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич»… И, фактически, все!

Филиппов на очах повеселел. Даже плечи его развернулись. Как видно, он тоже на уровне мыслей списал Шестопалова в «безвозвратные потери».

— Мы бы тоже не возражали испить чайку. Можно и чего Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич»-нибудь покрепче, — намекнул я.

А почему нет? Все равно ведь ожидать! И главное: они из нашего ефрейтора брали генетический материал, так пусть хоть вискарика нальют!

— Разумеется. На данный момент распоряжусь, — степенно Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» кивнул Тау.

Он поднес к губам правое запястье, на котором красовался примечательный золотистый браслет, и скомандовал в него:

— Немедленно три кресла, три чашечки кофе и трижды по 100… нет, по двести… кашасы из моего бара Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич».

Я наклонился к Костиному уху и тихонько спросил:

— Напомни мне, чисто как хахаль бывшей супруги минигарха, а что такое эта… кашаса?

Костя сделал лицо красавца из молодежной рок-группы, прочистил гортань Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» и жарким полушепотом произнес:

— Кашаса, мой недалекий друг, это крепкий алкогольный напиток, изготавливаемый в Бразилии на базе стеблей сладкого тростника.

— То есть ром?

— Ну типа вроде бы да, но все-же Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» нет. Все-же кашаса!

— А на вкус?

— Ну типа как ром. Но все-же не ром!

— Понял. Ждем жидкость на экспертизу, — подражая Вениамину Тау, заключил я.

Подручные альбиноса оказались не по-человечески расторопными Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» — первыми вкатились (сами вкатились!) из некий боковой подсобки три комфортных кресла со спинками и подголовниками. К правому локотнику каждого кресла был пристегнут маленький раскладной столик. На этих-то столиках и красовалось Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» заказанное.

Все кресла расположились в паре метров от нас.

Я увидел, что для себя альбинос сидения не попросил — как видно, рассчитывал не только лишь ездить нам по ушам своими лекциями, но к тому же Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» веско расхаживать пред нами на манер ведущих фаворитных передач про науку для деток и юношества.

— Прошу присаживаться, господа, — галантно предложил Тау.

Нас дважды просить не нужно было — за сей день Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» мы напрыгались как кенгуру.

Я с удовольствием подал пример беспечности и гедонизма, устроив свою пятую точку в центральном кресле и пригубив — да-да, ту кашасу, которая оказалась ну просто обыденным ромом, помноженным Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» на оголтелый пиар!

Рядом со мной плюхнулся Костя, тоже мастер спорта по гедонизму.

Майор Филиппов с наиподозрительнейшей миной сел последним. К кашасе, как я мог увидеть, он и совсем не притронулся.

Страшился Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич», что ли, предумышленного отравления? Так, откровенно признаться, загандошить нас этот сумасшедший доктор мог и безо всякого яда. Довольно было выпустить на нас еще 1-го языкатого хамелеона — братца того, который схватил Шестопалова, а позже Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» лишился половины тела от взрыва глубоковакуумной гранаты «Раумшлага».

Что? Какой еще братец хамелеона? Вот о чем, может быть, спросите вы.

А таковой. Ну кто, скажите, поверит, что доктор сделал для себя только Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» 1-го боевого монстра? Я лично не верю. Так как я — бдительный. А вот, кстати, на данный момент историю про это расскажу. Под кашасу-то.


История седьмая, о плюшевом мишке

Эту байку я Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» еще никогда не говорил. Хотя она не байка, а, строго говоря, бывальщина, произошедшая в лично моей, чрезвычайно богатой событиями жизни. В принципе эта байка охарактеризовывает меня с неплохой стороны. Почему же я ее Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» не говорил? Здесь психотерапевт надобен, чтоб на этот вопрос ответить…

В общем, дело было в дальнем две тыщи лохматом году, когда я, тогда еще не Комбат, а Сэнсэй (я вроде Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» гласил, что была у меня по юности такая претенциозная кличка?) попал в мясорубку из различных проблем.

Сначала я угодил в руки к бандосам, которые присвоили весь мой трудовой хабар.

От бандосов я кое-как Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» сбежал, но неподалеку — попал в лапы к военсталкерам.

Те передали меня милиции (в те годы был таковой порядок).

А в милиции меня под конвоем препроводили в Особенный Комитет По Делам Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» Нарушений Периметра.

В Комитете меня должно было принять некоторое официальное лицо, призванное выбрать меру пресечения — или штраф, или пятнадцать лет на урановых рудниках.

Шучу, шучу. Но дело и впрямь могло тюремным заключением окончиться, и Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» притом нисколечко не условным.

Меня длительно везли в кабинет этого самого Комитета. Позже я длительно посиживал в очереди. И в конце концов, оказался в кабинете Того Самого Лица.

На руках у меня Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» были наручники. Самые истинные. Железные.

От наручников крутило суставы. И было очень противно на душе. Все те страхи, которыми стращали меня мои интеллигентные мать и папа, вдруг выплыли в моей душе как живы Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич». «Доигрался, Владимир? Сейчас как сядешь годиков этак на 5!» — вещал внутренний глас внутреннего прокурора.

Должностное лицо оказалось дамским. При этом довольно симпатичным, хотя привлекательность эта была из разряда «неброских». Волосы «комиссарши» (так Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» я прозвал ее про себя) были забраны в незаметный пучок, на бледноватом лице не было и следа косметики.

Одета комиссарша была в сероватый деловой костюмчик. Из украшений — два жемчужных «гвоздика Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич»» в ушах. Ногти кратко острижены. Никаких улыбочек. Глас металлической, без интонаций, как у бота.

У меня даже появилось подозрение: а вдруг она киберженщина? В те годы как раз предрекали возникновение первых успешных Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» сигомов, о чем много трындели в прессе и по телику.

— Садитесь на этот стул, Владимир Сергеевич. Меня зовут Лена Игоревна, — своим ровненьким голосом представилась комиссарша. — На данный момент я буду задавать вам Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» вопросы, а ответы вводить в свою базу данных. Надеюсь, эти ответы будут осмысленными и довольно лаконичными. Тем для обсуждения у нас много, а времени у меня очень не много.

Работала она очень мастерски Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич». Прессовала меня так, как будто все прошлые годы собственной жизни провела на скрытых психотренингах ФСБ.

Она практически вырывала у меня признания. Когда я гласил что-то, по ее воззрению, принципиальное, она Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» здесь же отстукивала правой рукою информацию на клавиатуре компьютера, лежащей перед ней.

Да, она делала это одной правой рукою. А левая ее рука для чего-то лежала как будто на одном из Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» выдвижных ящиков на совесть отполированного, заделанного «под ясень» стола. Что там у нее в столе? Может, кнопка вызова охраны? Да наверное кнопка…

Тем временем мою психику практически раскатывали на бревнышки.

— Ощущаете ли вы себя Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» виновным? Были ли у вас сообщники? Кому конкретно вы сбывали так именуемый хабар? Понятно ли вашей семье, чем вы на данный момент занимаетесь? Как, вы полагаете, отреагирует ваша семья, если ей Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» станет понятно, что вы взяты под стражу?

Вопросы сыпались градом. И любая градина была с голубиное яичко. При этом такое вот яичко дополнительно ошипованное гвоздями.

С каждой минуткой этого допроса моя душа медлительно дрейфовала Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» в ледяное Море Уныния.

Я смотрел в прохладные голубые глаза этой Лены Игоревны — безвозрастной, бесстрастной и кажется что даже бесполой во вкусе Бена Тау-и осознавал: я прочно влип Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич», мне не выкарабкаться, мои дела так плохи, что нужно побыстрее поведать все, что от меня требуют, и молить о снисхождении.

— В каком возрасте вы сделали свое 1-ое нелегальное скрещение Периметра? Понятно ли вам Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» чего-нибудть о сталкерах из Китайской Народной Республики? Как вы растрачивали вырученные за артефакты суммы? По какому адресу прописаны? Зарегистрированы?

Я был в состоянии глубочайшего гипноза. Я выкладывал все. Числа, факты, подробности, относящиеся к Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» делу, и подробности, к делу не относящиеся.

Нет, я не клеветал себя. И даже старался не закладывать других. И все таки мое поведение на сто процентов противоречило той стратегии Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич», которую я наметил себе сначала (я, очевидно, собирался ограничиться сакраментальным «не припоминаю», «не знаю», «эта информация мне не известна»).

В общем, я отвечал. Я пел соловьем. А все почему? Так как был морально подломлен Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич». Подломлен видом, голосом, озоново-пластиковым запахом бездушной киберженщины. Комиссарши без чувств. Не знающей ни доброты, ни соболезнования. Передо мной посиживал вдруг заговоривший человечьим голосом Уголовный Кодекс. О чем гласить с Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» брошюркой УК?

Уверен, все это завершилось бы плохо. Я точно начирикал бы для себя на пару месяцев тюряги. Но меня выручил мой сталкерский башмак. Грязный, на толстой рифленой подошве, с высочайшей, до самой Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» голени, шнуровкой. Я вдруг увидел — развязался шнурок. И решил завязать его.

Дождавшись маленькой паузы в железном потоке укрытых обвинений и вопросов, я наклонился и… для чего-то поднял глаза, пока мои руки Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» возились с шнурком и скобами.

Я увидел внезапно полные ноги Лены Игоревны, обтянутые телесного цвета шелком колгот. Я увидел сероватую юбку Лены Игоревны, чуть закрывающую ее гладкие колени. И я увидел Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» левую руку Лены Игоревны, которая… гладила маленького плюшевого медвежонка!

Медвежонок посиживал в верхнем ящике стола, наполовину высовываясь из него. Искусственный мех, из которого его сшили, наверное был очень приятным на ощупь! Это Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» была дорогая игрушка с умными бусинами темных глаз и вышитым язычком. Недаром же она так нравилась Лене Игоревне!

Но главное — рука моей комиссарши гладила игрушку с таковой женственной нежностью! Столько доброты и роли было в Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» каждом этом касании!

И здесь у меня вдруг случилось истинное прозрение. Так сказать, инсайт. Я вдруг сообразил, что передо мной посиживает никакая не «комиссарша», не хладнокровная истязательница, посаженная тут специально для Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» того, чтоб высосать из меня побольше признаний и здесь же на их основании упечь меня на нары. А обычная девчонка после юридического института.

Что у этой девчонки, хотя она достаточно миловидная, нету Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» ни мужчины, ни парня (ибо в неприятном случае непонятно, почему этому плюшевому медведю в клетчатом комбинезончике на 2-ух пуговицах, пусть даже и привлекательному, достается столько ласковой ласки).

Я вдруг сообразил Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич», что по вечерам Лена Игоревна преобразуется просто в «Еленушку» либо на худенький конец в «Ленку». Я представил для себя, как она снимает собственный сероватый деловой костюмчик, вешает его на плечики, надевает байковый халатик, как Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» она достает из холодильника кастрюльку со сваренным вчера куриным супом и разогревает его для себя на ужин…

И ясно же, что Лена Игоревна совсем даже и не желает зла мне Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» лично, она просто идет по списку вопросов, составленным для нее куда более старенькыми и опытнейшеми товарищами, тоже, полностью может быть, нисколечко не безжалостными, лысеющими, пьющими болельщиками киевского «Динамо»…

Мое сердечко практически разрывалось от консистенции противоречивых Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» чувств. С одной стороны, от нежности и умиления в отношении Лены Игоревны, которую я вдруг разгадал. С другой стороны, я чувствовал что-то вроде величавого внутреннего освобождения. После того как я Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» увидел бурого медвежонка, ушки которого почесывала девичья рука, я больше ничего не страшился. Ни киберженщины, ни Комитета, ни суда, ни штрафа.

Я обширно улыбнулся собственной метаморфозе.

Я поглядел на Лену Игоревну взором Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» ангела. Расправил плечи. Вдохнул полной грудью.

— Что случилось, Владимир Сергеевич? Вам плохо? — ледяным тоном осведомилась Лена Игоревна, как и раньше удерживая левую руку под столом.

Но меня было уже не провести.

— У меня Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» все отлично. Просто я отказываюсь от всех прошлых показаний.

— Что означает отказываетесь?

— Я находился под воздействием обезболивающего, — не моргнув глазом, соврал я. — А означает, был не внутри себя. А Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» означает, мои показания — это абсурд гражданина, находящегося в модифицированном состоянии сознания.

В голубых очах киберженщины мелькнуло разочарование — как, столько пришлось набрать… и оказывается, все зря… Она, естественно, стремительно завладела собой. Но меня Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич» уже было не одурачить.

В общем, в тот раз мне удалось не только лишь переломить ситуацию в свою пользу, да и выйти на свободу последующим с утра, отделавшись штрафом в 10 малых зарплат Глава 16. В реакторном зале - «Полный котелок патронов / Александр Зорич»! Я больше не страшился Лены Игоревны и вообщем Комитета. Никто из их больше не имел нужно мной власти.



glava-18-dvadcat-let-spustya.html
glava-18-feodorit-kirskij.html
glava-18-instrukcii-dlya-vedushego.html