Глава 1.7. Доказательство языкового родства

I. Выдвижение догадки о языковом родстве.— II. Способ "массового сопоставления" Дж. Гринберга, его плюсы и недочеты.— III. Аргументы в пользу языкового родства и степень их доказательности (грамматический аргумент, аргумент постоянных фонетических соответствий).— IV. Аспекты проверки гипотез о языковом родстве (аспект базисности лексики, статистический аспект, аспект транзитивности).— V. Недоказуемость отсутствия Глава 1.7. Доказательство языкового родства родства.

I. Подтверждение языкового родства — это обоснование того, что наблюдаемое сходство меж языками с очень высочайшей вероятностью обосновано их общим происхождением (а не случайностью либо контактным воздействием).

Таковой подход подразумевает два шага работы: (1) наблюдение сходства и (2) подтверждение того, что происхождение схожих частей из общего языка-предка вероятнее, чем возникновение их в Глава 1.7. Доказательство языкового родства итоге контактов либо по незапятанной случайности. Заметим, но, что компаративист имеет дело не с числовым значением вероятности, а только с вероятностной оценкой. Это обусловливает возможность разногласий: то, что одному исследователю кажется более возможным, другому может показаться наименее возможным.

Непрофессионалы нередко объявляют схожими языки, в каких им удается найти хотя Глава 1.7. Доказательство языкового родства бы несколько сходно звучащих слов (в Рф, к примеру, в большинстве случаев оказывается что ЭТ‑Российский язык — ЭТо Российский); сходно звучащими словами пробуют доказать языковые контакты ("к примеру, этрусское etera "илот, подначальный человек" толкуется из греческого {hetairoS} "товарищ, спутник, собутыльник"" — этот пример дилетантской этимологии приводится в работе И.М. Дьяконова Глава 1.7. Доказательство языкового родства [Дьяконов 1984, 12]) и другие исторические догадки. По сути сходство звучания ничего не обосновывает — схожие слова могут с течением времени поменяться до неузнаваемости. Так, навряд ли можно с первого взора найти этимологическую тождественность, к примеру, франц. fait [f{E}] и исп. hecho [{e/}{c^}o] "факт" (см. выше, ...). Настолько же Глава 1.7. Доказательство языкового родства трудно найти "приблизительно" и то, что финское слово vesi "вода" и греческое слово {hydOr} "вода", не имеющие ни 1-го общего звука, являются потомками 1-го и такого же ностратического слова (давшего и.‑е. *{u)}odor > греч. {hydOr} и ур. *wet > фин. vesi). Напротив, случайное сходство время от времени бывает поразительным: ср Глава 1.7. Доказательство языкового родства. шум. {s^}u и кит. shou 'рука' — при том, что последнее по сути всходит к др.‑кит. форме *tlhu. На индейском языке кечуа `я' будет {n~}uka, на тохарском A (одном из индоевропейских) `я (ж. р.)' — {n~}uk, слово `влажный' в германском языке и в индейском языке Глава 1.7. Доказательство языкового родства зуньи звучит примерно как [nas]. Ср. также "рум. fiu `сын' из лат. f{i_}lius и венг. fi{u/} `сын', схожее финскому poika" [Хелимский 2000, 523].

Очень нередко догадка выдвигается на основании сходства морфологических данных. К примеру, в качестве обоснования австрического родства приводится сходство префиксальных и инфиксальных морфем (см. Гл. 1.8). Все таки, по Глава 1.7. Доказательство языкового родства-видимому, можно утверждать, что на шаге формирования догадки более информативно обнаружение довольно огромного сходства в области базовой лексики (скажем, более 10% совпадений в стословнике); если это сходство подкреплено к тому же грамматическими данными, догадка усиливается — но наличие грамматических сходств на этом шаге необязательно.

II. Статистические закономерности при сопоставлении лексики употребляются Глава 1.7. Доказательство языкового родства в так именуемом "способе массового сопоставления" (англ. mass comparison, в более поздних работах — multilateral comparison, "многостороннее сопоставление") южноамериканского языковеда Дж. Гринберга. Этот способ состоит в том, чтоб сопоставить максимально большее число слов из как можно большего числа языков (не проводя этимологического анализа и не устанавливая постоянных Глава 1.7. Доказательство языкового родства фонетических соответствий) — чем больше меж языками схожих слов, тем поближе их родство. Вправду, случайное совпадение огромного количества лексики меж неродственными языками маловероятно, и родство многих групп, предполагавшееся Дж. Гринбергом, подтверждается при более кропотливом сопоставлении (так, к примеру, было подтверждено — методом установления постоянных фонетических соответствий в базовой лексике — родство чадских языков, догадка о Глава 1.7. Доказательство языкового родства существовании которого была выдвинута Дж. Гринбергом).

Недоверие Дж. Гринберга к постоянным фонетическим соответствиям обосновано тем, что, по его воззрению, они с течением времени затемняются и, как следует, для подтверждения далекого родства неприменимы (ср. выше).

Сравним в качестве примера несколько слов языка лахнда (1-го из новоиндийских языков Глава 1.7. Доказательство языкового родства) с их переводами на французский:

Таблица 1.7.1

Лахнда Французский
дым dh{u_~} fum{e/}e
змея sapp serpent
новый nav{a_~} neuf
полный p{u_}r{a_} plein
нос nakk nez
нога p{e_}r pied
солнце sijjh soleil
знать j{a_}{n.}- conna{i#^}tre
дать {d.}e- donner
пить p{i Глава 1.7. Доказательство языкового родства_}- boire
сердечко h{a~} c{oe}ur
глаз akkh {oe}il
идти j{a_}- aller
огнь agg feu

Сходство фактически ограничивается совпадением исходных согласных, при этом только в части слов.

Сравним сейчас эти слова с теми, которые выражали те же значения в более старых языках тех же групп Глава 1.7. Доказательство языкового родства — санскрите и латыни (заметим, что санскрит не является предком лахнда, в отличие от латыни, являющейся предком французского):

Таблица 1.7.2

Лахнда Санскрит Латынь Французский
дым dh{u_~} dh{u_}ma f{u_}mus fum{e/}e
змея sapp sarpa serpens serpent
новый nav{a_~} nava novus neuf
полный p{u Глава 1.7. Доказательство языкового родства_}r{a_} p{u_}ra plenus plein
нос nakk n{a_}s{a_} nasus nez
нога p{e_}r pada pes, род. п. pedis pied
солнце sijjh s{u_}rya sol soleil
знать j{a_}{n.}- j{a_}n- (g)n{o_}sco conna{i#^}tre
дать {d Глава 1.7. Доказательство языкового родства.}e- dad{a_}- d{o_} donner
пить p{i_}- piba- bibo, инф. bibere boire
сердечко h{a~} h{r0}daya cor, род. п. cordis c{oe}ur
глаз akkh ak{s.}i oculus {oe}il
идти j{a_}- y{a_}- eo, {i_}re aller
огнь agg agni ignis feu

Тут Глава 1.7. Доказательство языкового родства сходство уже более приметно: отсутствуют позднейшие фонетические преобразования (ср. такие примеры, как 1, 2, 7, 11), меньше морфологических различий (к примеру, в качестве наименования носа в санскрите выступает бессуффиксальная форма n{a_}s{a_}, в качестве наименования ноги — pada, тогда как в лахнда представлены суффиксальные образования < *nas‑ka и *pada‑ra соответственно Глава 1.7. Доказательство языкового родства). В конце концов, наименьшее количество праязыковых корней успело замениться (ср. примеры 13 и 14).

Таким макаром, для определения родства нужно брать не данные современных языков, а данные старых либо даже праязыков: в их фонетические соответствия наименее затемнены, а сходство более приметно.

Бесспорным плюсом способа Дж. Гринберга является требование сопоставления огромного числа языков — возможность случайного Глава 1.7. Доказательство языкового родства совпадения многих слов даже в 3-х языках значительно ниже, чем в 2-ух. Потому сравнение, включающее более 3-х языков, более внушительно, чем бинарное сопоставление. Следует, но, подразумевать, что чем больше языков вовлекается в сопоставление, тем больше возникает способностей для случайных совпадений (ср. [Trask 1996, 367]). Сторонники же способа массового сопоставления удовлетворяются Глава 1.7. Доказательство языкового родства тем, что "слова для, например, `печени' сходны вместе в 3-х либо 4 из 10 языков, в то время как слова для `дня' сходны вместе в других 3-х либо 4 языках и т. д." [там же]. При всем этом они обращаются не только лишь к базовой лексике и "даже не пробуют держать под Глава 1.7. Доказательство языкового родства контролем семантику", так что "просто сопоставляют слово для `медведя' со словом для `хомяка'..., `ухо' с `серьгами', `кровь' с `содержимым яичка' ... если фонетического сходства довольно для их целей" [там же, 368]. Для того, чтоб сравнение нескольких языков было убедительным, нужно, чтоб обнаруживалось довольно много слов, которые представлены во всех сравниваемых языках Глава 1.7. Доказательство языкового родства (ср. ниже, Гл. 1.8, ностратические и сино-кавказские примеры).

Недочетом способа "массового сопоставления" является некая неопределенность понятия "похожие слова" — сторонники этого способа достаточно принципно избегают использования постоянных соответствий и сравнительно-исторического способа, указывая на то, что в момент установления факта индоевропейского родства представление о постоянных соответствиях в науке Глава 1.7. Доказательство языкового родства еще совсем не сложилось. Разумеется, способ "массового сопоставления" дает отличные результаты при сравнении "приметно схожих" языков (конкретно такие сопоставления сторонники этого способа приводят в качестве бесспорных удач), несколько худшие в случае "конвенционального" родства и совсем недостоверные в случае родства "далекого". Таким макаром, "общее сопоставление" — это способ, применимый для обследования Глава 1.7. Доказательство языкового родства огромных массивов слабоизученных языков с целью выявления посреди их групп, связанных приметным родством.

III. Более сложен 2-ой шаг — подтверждение того, что наблюдаемое сходство может быть следствием только общего происхождения исследуемых языков.

А. Мейе считал, что самую большую доказательную силу имеют морфологические параллели. По правде, не могут быть случайными либо взятыми Глава 1.7. Доказательство языкового родства такие схождения, как, к примеру, элементы гетероклитического склонения (т. е. склонения, в каком база именительного падежа отличается от базы косвенных падежей), сохранившиеся в разных индоевропейских языках:

Таблица 1.7.3

Им. п. Род.п. Перевод
лат. iter itineris путь
лат. femur feminis бедро
лат. jecur jecinoris печень
греч. {hEpar} {hEpatos} печень
греч Глава 1.7. Доказательство языкового родства. {hydOr} {hydatos} вода
хетт. w{a_}tar wetenas вода

Слова `печень' в латинском и греческом этимологически тождественны (< и.‑е. *{i)}ek{w}‑r/n‑); также этимологически тождественными являются греческое и хеттское слово `вода' (< и.‑е. *{u)}od{o_}r/n‑).

Во всех этих языках (не считая хеттского) гетероклитическое склонение (т. е Глава 1.7. Доказательство языкового родства. чередование в склонении базы именительного падежа на ‑r- и базы косвенных падежей на ‑n‑) сохранилось только остаточно, у маленького числа слов. Так как непроизводительное чередование в одних и тех же основах не могло быть случайным либо взятым, оно развеивает последние сомнения в том, что индоевропейские языки имеют общее Глава 1.7. Доказательство языкового родства происхождение. Вообщем, "чем больше в языке лишенных значения грамматических категорий [типа латинского и французского рода, — С.Б., С.С.] и "некорректных" форм, тем легче установить схожие связи языков и вернуть "общий язык" [= праязык, — С.Б., С.С.]" [Мейе 1934/1954, 30]. Но грамматический аспект не следует абсолютизировать: если при подтверждении языкового Глава 1.7. Доказательство языкового родства родства воспользоваться только им, то окажется, как и писал А. Мейе, что родство агглютинативных языков обосновать существенно сложнее, чем родство флективных, а обосновать родство изолирующих языков вообщем нереально. Ср. у Дж. Гринберга: "нередко циклическое выражение о преимуществе грамматического свидетельства родства над лексическим должно своим распространением относительной непроницаемости деривационных и словоизменительных Глава 1.7. Доказательство языкового родства морфем для заимствования. С другой стороны, эти элементы короче и, как следует, почаще подвержены конвергенции [здесь: случайному совпадению. — С.Б., С.С.] и к тому же обычно малочисленны, так что сами по для себя время от времени недостаточны, чтоб привести к решению. Лексические единицы вправду более подвержены заимствованию Глава 1.7. Доказательство языкового родства, но их б{о/}льшая фонемная протяженность и численность докладывают им определенные компенсирующие достоинства" [Greenberg 1953, 274] (цит. по [Климов 1990, 31])

Не считая того, при оценке вероятности родства по морфологическим схождениям следует подразумевать, что различные служебные морфемы имеют неодинаковую возможность заимствоваться (см. Гл. 1.4)

Более доказательным при определении языкового родства является установление постоянных фонетических Глава 1.7. Доказательство языкового родства соответствий в базовой лексике. Ср. у Г.А. Климова: при обосновании родства в роли решающего аспекта "выступает системная совокупа фонологических корреспонденций либо "звукосоответствий" в материале корневых и аффиксальных морфем, также целых лексем сравниваемых языков" [Климов 1990, 24].

По правде, как уже было сказано в Гл. 1.6, перечень лексем, обнаруживающих постоянные фонетические Глава 1.7. Доказательство языкового родства соответствия, — это практически догадка о существовании праязыка, из которого эти лексемы унаследованы. Регулярность соответствий служит доказательством того, что сравниваемые слова выводятся из гипотетичных праязыковых по определенным правилам.

IV. Следует, но, отметить, что не все такие догадки имеют схожую доказательную силу. Так, понятно, что постоянные фонетические соответствия — даже меж близкородственными языками Глава 1.7. Доказательство языкового родства — могут нарушаться (см. Гл. 1.3), но очень огромное число отклонений в предлагаемой системе соответствий наращивает возможность того, что сравниваемые языки не являются схожими (по последней мере, на данном уровне и с данной системой соответствий). С другой стороны, не могут считаться обоснованной критикой догадки о языковом родстве ссылки на то, что Глава 1.7. Доказательство языкового родства сопоставляемые слова являются "ономатопоэтическими" либо "звукосимволическими" (и, соответственно, сходство их обосновано не происхождением из одного праязыка, а общностью акустических ассоциаций у различных народов): очень нечетки аспекты отнесения того либо другого слова к этим группам (см. Гл. 1.3).

При сопоставлении меж собой языковых семей огромное значение имеет степень представленности сопоставляемых слов в Глава 1.7. Доказательство языкового родства соответственных семьях. Слово, представленное во всех языках семьи, имеет еще больше шансов оказаться праязыковым, ежели слово, засвидетельствованное только в одном из языков, - последнее возможно окажется показавшимся очень позднее распада праязыка, и, соответственно, его сходство с сопоставляемыми словами других языков будет случайным. Вообщем, чем больше языков в семье, тем Глава 1.7. Доказательство языкового родства выше возможность, что посреди их найдется таковой, в каком поздно возникшее слово окажется случаем схожим на слово какого-нибудь другого языка, имеющее схожее значение.

Возможность родства сопоставляемых языков возрастает при увеличении числа сравниваемых фонем в каждом ряду сближаемых слов. Другими словами, сравнение, например, пятифонемных слов более накрепко, чем сравнение двухфонемных Глава 1.7. Доказательство языкового родства, а сравнение, учитывающее только 1-ый согласный рассматриваемых лексем, наименее доказательно, чем сравнение, предполагающее в сближаемых словах соответствия исходной группы (C)CVC. Чем большей длины оказывается цепочка фонем, которые соответствует друг дружке в словах, относимых к одной праязыковой лексеме, тем меньше возможность случайного совпадения.

Наименее формализуем аспект "простоты" предлагаемой системы Глава 1.7. Доказательство языкового родства соответствий. Интуитивно разумеется, что для всех 2-ух наобум взятых языков можно выстроить систему соответствий, предусматривающую для праязыка неограниченное количество фонем и/либо уникальных групп фонем. К примеру, для российского и гавайского можно предложить такую "реконструкцию":

Таблица 1.7.4

Российский Гавайский "Праформа" Звуковые конфигурации
в российском в гавайском
голова po'o Глава 1.7. Доказательство языкового родства *gpo{?}lva *gp>g, *{?}>{0/}, *ol> olo *gp>p, *va>o, *{?}l>'
рука lima *r{u:}{n_}{w}a *{u:}>u, *{n_}{w}>k *r>l, *{u:}>i, *{n_}{w}>m
отпрыск keiki *{k$}oikni *{k$}>c, *oi>y, *kn>n, *i>{0/} (на конце слова) *{k$}>k, *oi>ei, *kn>k Глава 1.7. Доказательство языкового родства
супруга wahine *{ao}{R}ien{ae} *{ao}>{0/} (сначала слова), *{R}>{z^} (перед е), *ie>e, *{ae}>a *{ao}>a, *{R}>h, *ie>i, *{ae}>e, w сначала слова перед гласным протетическое

Очевидно, "доказательная сила" такового "предъявления праязыка" равна нулю. В то же время понятно, что для праязыка (даже относительно Глава 1.7. Доказательство языкового родства неглубокого уровня) нередко восстанавливается больше фонем, чем имеется в любом из языков-потомков. Потому формальные аспекты, которые позволяли бы найти, при каком количестве фонем и их сочетаний в предполагаемом праязыке догадка родства еще не теряет доказательной силы, чуть ли могут быть предложены.

При хоть какой схеме постоянных Глава 1.7. Доказательство языкового родства фонетических соответствий на доказательность догадки о языковом родстве оказывает влияние степень правдоподобности отдельных этимологий, включенных в сравнение. Обсуждение критериев оценки этимологий см. в Гл. 1.6.

При установлении постоянных фонетических соответствий меж языками нужно, чтоб они производились на огромном количестве базовой лексики, так как в принципе возможно окажется, что соответствия есть, но Глава 1.7. Доказательство языкового родства схождения в области базовой лексики им не подчиняются. Это может быть, если сходств в базовой лексике незначительно и они по сути представляют собой случайные совпадения, а система постоянных соответствий должна своим существованием массовым заимствованиям из 1-го языка в другой.

Разглядим в качестве примера китайский и японский языки. У их достаточно Глава 1.7. Доказательство языкового родства много снаружи похожих частей в базовой лексике, а именно, личные местоимения: ср. кит. w{o^} `я' — яп. wa‑, кит. n{i^} `ты' — яп. na‑. Более того, эти языки обнаруживают полностью регулярную систему фонетических соответствий, демонстрируемую в огромном количестве случаев. Но оказывается, что соответствие кит. w — яп. w в этой Глава 1.7. Доказательство языкового родства системе отсутствует! Китайскому w- во всех случаях (кроме местоимения w{o^}) соответствует яп. g- (ср. w{a\}i `снаружи' — яп. gai, wan `круглый' — яп. gan и т. д.). Иероглиф, которым записывается кит. w{o^}, в японском имеет также чтение ga (очень малоупотребительное) — и конкретно оно и соответствует китайскому Глава 1.7. Доказательство языкового родства w{o^}. При внимательном рассмотрении оказывается, что все слова, на огромном количестве которых инсталлируются постоянные китайско-японские соответствия, являются результатом массового заимствования из китайского в японский и не относятся к области базовой лексики; базовые же слова постоянных соответствий не обнаруживают.

Даже если языки контактировали так активно, что заимствования Глава 1.7. Доказательство языкового родства просочились в стословный перечень, картина, получающаяся в итоге контактов, все таки будет отличаться от той, которая ожидалась бы при извечном родстве. Процент общей лексики (по стословному списку) у таких языков будет невелик, что само по себе могло бы гласить о большой древности родства, но в то же время правила фонетических соответствий Глава 1.7. Доказательство языкового родства довольно ординарны, что должно свидетельствовать об относительно недавнешнем распаде праязыка. Догадка о родстве, таким макаром, приводит к противоречию, так как предполагаемый в данном случае праязык был должен бы распасться сразу издавна и не так давно.

Но даже в этом случае, если установленная система постоянных соответствий производится Глава 1.7. Доказательство языкового родства и на огромном количестве базовой лексики, родство все таки еще нельзя считать совсем доказанным: может быть, налицо итог контактов, но таких насыщенных, что затронутой оказалась и часть базовой лексики. Имеет смысл проверить итог статистическим аспектом — если окажется, что основная часть совпадений концентрируется в наименее устойчивой части стословного перечня (к примеру, в 65-словном Глава 1.7. Доказательство языкового родства перечне С.Е. Яхонтова), то налицо, вероятнее всего, итог заимствований; в неприятном случае скорее всего извечное языковое родство.

Очередной нужный аспект — аспект транзитивности. Представим для себя, что языки A, B и C родственны и имеют порядка 50% совпадений в области базовой лексики. Имеется также язык D, имеющий около Глава 1.7. Доказательство языкового родства 15% совпадений с C. Если при всем этом язык D не увидит никаких совпадений с A и B, это отчетливый знак того, что эти 15% — заимствования из D в C, а совсем не отражение языкового родства. Конкретно такая ситуация наблюдается, к примеру, при сопоставлении китайского языка (D) с тайландским (= сиамским, C Глава 1.7. Доказательство языкового родства) и с кадайскими языками (A, B).

Если сначало выдвинутая догадка прошла все перечисленные стадии проверки, родство можно считать фактически доказанным.

V. Но догадка, не прошедшая проверку и признанная неверной, еще не свидетельствует об отсутствии родства меж исследовавшимися языками. Всегда остается возможность, что эти языки родственны на более глубочайшем Глава 1.7. Доказательство языкового родства уровне и их родство можно обосновать с применением способа ступенчатой реконструкции либо что ошибочно была установлена система соответствий. Если сопоставлялись праязыки, то, может быть, установлению родства помешали ошибки в реконструкции. Таким макаром,

обосновать родство можно,

но отсутствие родства недоказуемо.

Как писал Э. Сэпир, "мы можем только сказать с легитимной толикой Глава 1.7. Доказательство языкового родства убежденности, что такие-то и такие-то языки всходят к общему источнику, но мы не можем гласить, что такие-то другие языки на генном уровне меж собой не связаны. Мы можем только ограничиться утверждением, что не располагаем совокупными данными в пользу их родства, а как следует, что вывод Глава 1.7. Доказательство языкового родства об общности их происхождения не является абсолютной необходимостью" [Сепир 1934, 160].

Библиография.

Методика подтверждения языкового родства специально дискуссируется в [Мейе 1934/1954]. Довольно необъятную библиографию по основам сравнительно-исторического способа можно отыскать в "Лингвистическом энциклопедическом словаре", см. [ЛЭС 1990, 485-486] ("Сравнительно-исторический способ"), [ЛЭС 1990, 486-490] ("Сравнительно-историческое языкознание"), [ЛЭС 1990, 93-98] ("Генеалогическая систематизация языков").

Способ "массового сопоставления" описан в работах [Greenberg Глава 1.7. Доказательство языкового родства 1953], [Ruhlen 1994].

ПРИЛОЖЕНИЕ

Огромное значение для развития хоть какой науки имеет выработка действенных способов, при помощи которых можно было бы инспектировать выдвигаемые в ее рамках догадки. Это очень принципиально, так как "плохие опыты... способны дискредитировать еще более фундированные и продуктивные начинания" [Хелимский 2000, 481]. Не считая того, возможность оценить степень достоверности научной догадки Глава 1.7. Доказательство языкового родства позволяет не уделять очень много времени и сил разработке неверных версий.

В отсутствие же способов проверки выдвигаемых догадок "обсуждение "подозрительной" догадки древнего родства либо древних контактных связей, если оно появляется, имеет тенденцию сводиться или к обмену личными оценками (но в случае сурового расхождения меж оценками это малоконструктивно), или Глава 1.7. Доказательство языкового родства к критике отдельных этимологий либо отдельных предполагаемых звукосоответствий (но если такая критика не сводит число предложенных сопоставлений к нулю, что навряд ли реально, то она не способна опровергнуть выдвинутую догадку)" [там же].

Разглядим некие способы, предлагавшиеся для оценки компаративистических гипотез.

Е.А. Хелимский предложил таковой метод опровержения несостоятельных Глава 1.7. Доказательство языкового родства гипотез, как "получение на базе такого же материала и с внедрением тех же способов и процедур альтернативного "перечня соответствий", несопоставимого с начальным (к примеру, из-за того, что он включает принципно другие этимологические разъяснения тех же слов либо подразумевает значительно лучшую сетку фонетических соответствий)" [там же, 482]. Другими словами, если окажется Глава 1.7. Доказательство языкового родства, что на одном и том же материале некий способ позволяет с равным фуррором доказать несколько других догадок, это будет означать, что ни одно из таких догадок (в том числе и начальное, то, которое подвергается проверке) не может считаться единственно верным. Тем, будет показано, что проверяемая догадка является как Глава 1.7. Доказательство языкового родства минимум недостаточно обоснованной.

Анализируя предложенную южноамериканским языковедом А. Бомхардом ([Bomhard 1984], [Bomhard 1987]) сетку индоевропейско-семитских соответствий, Е.А. Хелимский составил два других перечня соответствий, используя те же самые приемы: "при составлении списков тут — как и у А. Бомхарда, и во всех узнаваемых нам работах по индоевропейско-семитскому сопоставлению: а Глава 1.7. Доказательство языкового родства) фактически не принимается во внимание вокалическая огласовка корней (для семитского, прямо за Д. Коэном, указывается только их консонантный остов); б) признается в принципе допустимым сопоставление по двум (обычно первым двум) согласным корней, которые состоят из более чем 2-ух согласных, исходящее из догадки о вторичной ("детерминативной", "расширительной") природе третьего корневого согласного Глава 1.7. Доказательство языкового родства" [там же, 483], при всем этом семантические соотношения меж сопоставляемыми словами допускаются настолько же нечеткие, как и у А. Бомхарда. Ср.:

Таблица 1

Сравнения А. Бомхарда "Сравнения" Е.А. Хелимского
сем. *b {~} и.‑е. *{0/} сем. *b {~} и.‑е. *t
афраз. и.‑е. сем. и.‑е. сем. и.‑е.
*k'wl `говорить' *gow- `кричать Глава 1.7. Доказательство языкового родства' *bgs `испускать' *e{g$}hs `из' *bgg `протыкать' *(s)teg- `шест, кол'
сем. *hgg `жечь' *a{g$}h- `день' *bdd `сук, жердь' *edh- `жердь' *b{h(}w `гнить' *t{a_}- `таять'
сем. *bw{h.} `стать известным' *bheudh- `бдеть; будить' *bl{?(} `глотать' *el{э}k- `голодный' *bkr `детеныш Глава 1.7. Доказательство языкового родства' *tek- `родить'
егип.tms `прятать' *tem{э} `темный' *bsn `красивый' *esu- `хороший' *blm `узда, немой' *tel- `быть тихим'
егип. tp `гореть; пламя' *tep‑ `греть; теплый' *bl- `перемешивать, будоражить' *el- `гнать, приводить в движение' *br{h.} `бежать, уходить' *tregh- `двигаться, бежать'

Индоевропейские реконструкции приводятся по словарю Ю. Преданного [Pokorny Глава 1.7. Доказательство языкового родства 1959], семитские — по словарю Д. Коэна [Cohen 1976]; В работе А. Бомхарда на соответствие афраз. *b {~} и.‑е. *b- (в классической записи *bh-) приводится 22 примера, на соответствие афраз. *t {~} и.‑е. *t- — 13 примеров; в работе Е.А. Хелимского — 20 примеров на "соответствие" сем. *b {~} и.‑е. *{0/} и 18 — на "соответствие" сем. *b {~} и.‑е. *t Глава 1.7. Доказательство языкового родства.

Можно созидать, что "этимологии", приведенные во всех 3-х столбцах таблицы являются (в равной мере!) правдоподобными: вправду, такие слова, как `гореть' и `греть', `красивый' и `хороший', `детеныш' и `родить' полностью могут в схожих языках оказаться схожими. Но, как указывает опыт Е.А. Хелимского, одних только "правдоподобных" этимологий для подтверждения родства Глава 1.7. Доказательство языкового родства недостаточно, так как возможность идиентично "внушительно" доказать таким методом несколько других списков соответствий "позволяет мыслить, что для хоть какого (очевидного либо нетривиального, верного либо неверного) индоевропейско-семитского "соответствия" инициальных согласных средней либо высочайшей частотности... можно найти порядка 15-20 иллюстративных примеров примерно такого же свойства, что в приведенных перечнях" [Хелимский 1989/2000, 485]. Этот пример Глава 1.7. Доказательство языкового родства позволяет убедиться, что доказательной силой обладает только таковой перечень этимологий, в каком ведущее место принадлежит сравнению слов (лучше не корней, а конкретно слов) с тождественной и при всем этом базовой семантикой (в методике же А. Бомхарда "ведущее место принадлежит сопоставлению глагольных и межкатегориальных корней расплывчатой семантики" [там Глава 1.7. Доказательство языкового родства же, 486]). Тем, предположение о том, что меж индоевропейскими и семитскими языками имеются те фонетические соответствия, которые постулировал А. Бомхард, должно быть признано безосновательным.

Если же сопоставление языков было выполнено корректно – другими словами, если в сравнение вовлекались не произвольно избранные части корней, а целые корешки, со всеми согласными и Глава 1.7. Доказательство языкового родства гласными, а семантическое сходство кропотливо доказывалось (и а именно, было найдено довольно много базовых слов с на сто процентов тождественной семантикой), - подобрать перечень других этимологий такого же свойства не получится.

В последние годы разрабатываются способы оценки надежности компаративистических гипотез, основанные на теории вероятности.

Р. Осволт в работе [Oswalt 1991] предложил для оценки Глава 1.7. Доказательство языкового родства числа случайных совпадений, ожидаемого при данном сопоставлении языков, так именуемую "проверку сдвигом" (англ. shift test), осуществляемую последующим образом: берется, к примеру, стословник Сводеша для 2-ух языков, A и B. 1-ое слово языка A сопоставляется со вторым словом языка B, 2-ое слово языка A с третьим словом языка B и Глава 1.7. Доказательство языкового родства т.д., 100‑е слово языка A — с первым словом языка B. Потом, используя аспекты фонетического сходства на собственный выбор, исследователь подсчитывает число совпадений, которые точно являются случайными (так как слово `all' языка A сопоставляется со словом `ashes' языка B и т. д.). Для наилучшего результата эта процедура повторяется 99 раз: во Глава 1.7. Доказательство языкового родства 2-ой раз 1 слово языка A сравнивается с третьим словом языка B и т. д., в 3-ий раз — с четвертым и т. д. Усредненный итог — это фоновый уровень (англ. "background score"), оценка вероятности уровня случайных совпадений меж сравниваемыми языками при том уровне фонетического сходства, который создатель догадки считает применимым. Потом Глава 1.7. Доказательство языкового родства те же аспекты используются для обычного сравнения (1-ое слово с первым и т. д.). Если итог значительно (по стандартным статистическим аспектам) превосходит вышеоцененный уровень случайных совпадений, можно гласить о языковом родстве (см. [Trask 1996, 368]). Заметим, что этот способ является достаточно массивным; может быть, для оценки фонового уровня довольно протестировать Глава 1.7. Доказательство языкового родства три-четыре сдвига.

Подобного рода тест может быть выполнен с помощью компьютера, но для этого нужно, чтоб компьютер мог сам определять, в каком случае слова следует считать "совпадающими". Соответственный метод предлагается в работе [Baxter, Manaster Ramer 2000]. Слова числятся "совпадающими" в этом случае, если их исходные согласные попадают в один класс Глава 1.7. Доказательство языкового родства, где класс — это группа согласных (включая нулевой), такая, что в истории языков конфигурации в границах 1-го и такого же класса встречаются почаще, чем переходы из 1-го класса в другой. В [Baxter, Manaster Ramer 2000] употребляется систематизация, разработанная А.Б. Долгопольским, см. [Долгопольский 1964]:

1. P — гулкие губные b, p, f

2. T — гулкие зубные Глава 1.7. Доказательство языкового родства (не считая сибилянтов)

3. S — сибилянты s, z, {s^}, {z^}

4. K — гулкие велярные и увулярные k, g, x, q, также зубные и альвеолярные аффрикаты c, {c^}, {z3}, {z3^}

5. M — согласный m

6. N — n, {n~} и неначальный {n_}

7. R — плавные r, l

8. W — w и исходный u

9. J — j

10. {0/} — ларингалы, нулевой согласный и исходный {n Глава 1.7. Доказательство языкового родства_}.

Очевидно, при таком подсчете некая часть исконнородственных слов (а конкретно, те из их, исходные согласные которых в итоге конфигураций перебежали в другой класс) будет пропущена, а в числе "совпадений" окажется определенное количество слов, случаем начинающихся на согласные 1-го класса. Но при анализе довольно огромных списков слов эти отличия примерно Глава 1.7. Доказательство языкового родства уравновесят друг дружку, и получить итог, значимо превосходящий уровень случайных совпадений, можно будет только для вправду схожих языков, так как в этих языках непременно обнаружится некое количество общих извечных слов, исходные согласные которых остались в одном и том же классе [Baxter, Manaster Ramer 2000, 182].

Отметим, что сопоставление Глава 1.7. Доказательство языкового родства слов с нетождественной семантикой усугубляет дело: в данном случае начальный перечень вроде бы удлиняется: кроме обыденных слов, предполагающих сближения типа `X' {~} `X' и `Y' {~} `Y', в него оказываются включены к тому же "слова", предполагающие сближения типа `X' {~} `Y' и `Y' {~} `X'. В данном случае для демонстрации неслучайности сходства требуется большее количество Глава 1.7. Доказательство языкового родства сближений, число же фонетически сводимых слов возрастает еще меньше и возможно окажется недостающим для превышения барьера случайности даже при сопоставлении схожих языков (см. [Ringe 1992]).

Аспекты оценки гипотез о языковом родстве и методы опровержения несостоятельных гипотез дискуссируются также в работах [Долгопольский 1963], [Долгопольский 1964], [Бурлак 1998].

Следует, но, отметить, что отклонение догадки о Глава 1.7. Доказательство языкового родства том, что некие языки являются схожими, не значит признания отсутствия родства меж ними, оно значит только, что степень родства этих языков как и раньше остается неведомой.


glava-19-limfogranulematoz-a-a-shajn-d-r-med-nauk-professor-chlen-korrespondent-raen-zasluzhennij-vrach-rf.html
glava-19-mezhdunarodnie-konferencii.html
glava-19-narodonaselenie-zanyatost-i-socialnaya-zashita-naseleniya-uchebnik-dlya-vuzov.html