Глава 17. Одна ночь в Москве

До столичного конца Лиги чемпионов-2008 я был действующим владельцем, может быть, худшей статистики послематчевых пенальти. Я проиграл в серии одиннадцатиметровых два полуфинала с «Абердином», еврокубковый плей-офф с «Абердином», матч Кубка Великобритании на «Олд Траффорд» против «Саутгемптона», конец Кубка Великобритании против «Арсенала» и матч Кубка УЕФА в Москве1. 6 поражений Глава 17. Одна ночь в Москве и одна победа — неутешительный бэкграунд, с которым я следил, как Карлос Тевес ставит мяч на точку, чтоб начать серию против «Челси» в родном городке Романа Абрамовича2.

Беря во внимание эти мемуары, тяжело было сохранять оптимизм. Прошлые расстройства вертелись в голове, когда матч перебежал в овертайм и плавненько перетек в Глава 17. Одна ночь в Москве последующие день. Игра началась в 22.45 по местному времени. Когда ван дер Сар парировал удар Николя Анелька, я чуть мог встать с кресла, так как не веровал, что мы одолели. Несколько мгновений я стоял неподвижно. Роналду как и раньше лежал на газоне и рыдал из-за промаха в серии пенальти.

Наш тренер вратарей Глава 17. Одна ночь в Москве собрал всю информацию, которую только можно было отыскать, и показал ван дер Сару на видео, куда может пробить каждый футболист «Челси». Некоторое количество дней мы обсуждали порядок ударов наших игроков. Все ощущали себя отлично, не считая Роналду, который реализовывал одиннадцатиметровые в протяжении всего сезона. У Гиггза вышел наилучший удар Глава 17. Одна ночь в Москве: очень и низом вплотную со штангой. Харгривз выстрелил в верхний угол. Нани подфартило, голкипер достал его удар, но мяч от перчаток залетел в сетку. Кэррик пробил по центру. Роналду засомневался и тормознул.

Джону Терри оставалось воплотить собственный удар, чтоб принести «Челси» победу. Тогда я молчал и Глава 17. Одна ночь в Москве задумывался, что сказать игрокам. Я знал, что после поражения необходимо осторожно выбирать слова. Несправедливо пихать им, после того, как мужчины дошли до конца Лиги чемпионов, они тяжело работали, чтоб попасть сюда. Это глубоко чувственный момент после горячей борьбы. Когда Терри промазал, и серия продолжилась до первого промаха, оптимизм возвратился ко мне. Удар Глава 17. Одна ночь в Москве Андерсона принудил наших фанов вскочить с кресел, бразилец побежал к ним праздновать гол. Они возвратились

в дело. Пенальти лупили в ворота, за которыми посиживали наши болельщики, что давало преимущество.


Переведено веб-сайтом FootballTop.ru

Столичный конец во всем отличался от других. Часовой пояс — 1-ая особенность, матч начался в 22.45. Я помню Глава 17. Одна ночь в Москве, что дождик не переставал и напортил мои башмаки, потому на вечеринку после победы я пришел в кроссовках, из-за чего услышал не одну шуточку от футболистов. Я знаю, необходимо было взять запасную пару. Мы добрались до буфета приблизительно в 4-5 часов утра. Подали нездоровую пищу, но игроки подарили Глава 17. Одна ночь в Москве Гиггзу превосходный сувенир, чтоб увековечить момент, когда он затмил рекорд Бобби Чарльтона по количеству матчей за «МЮ». Это была его 759-я игра3. Со сцены пели его имя.

Игра перевоплотился в реальную драму, где некие наши игроки замечательно показали себя. Думаю, Уэс Браун провел один из наилучших матчей в футболке «Юнайтед Глава 17. Одна ночь в Москве», после его прекрасного кросса Роналду открыл счет.

В полуфинале Майкл Эссьен играл правого заступника, и, понаблюдав за командой Аврама Гранта, я решил выпустить на левый фланг Роналду, чтоб осложнить жизнь Эссьену, номинальному полузащитнику.

В эпизоде с нагом Роналду перепрыгнул Эссьена, потому план сработал. Полузащитник, играющий правого дефа против нападающего калибра Глава 17. Одна ночь в Москве Роналду, вызывает вопросы, и Криштиану порвал его в клочья. Перевод Роналду влево открыл вакансию на правом краю. Я избрал Харгривза, резвого, энергичного, умеющего дать длинноватую передачу. Он отлично совладал со собственной ролью. В центре полузащиты вышли Скоулз и Кэррик, Полу пришлось покинуть поле из-за разбитого носа. Гиггз поменял его Глава 17. Одна ночь в Москве и преуспел.

Невзирая на культурный шок от Москвы и гостиницы, наши изготовления шли гладко. В полуфинале мы одолели «Барселону»: ничья 0:0 в Испании и 1:0 дома. Скоулз забил магический мяч, традиционный громовой удар с 25 метров. В 1-ые 20 минут на «Камп Ноу» мы действовали отлично, как и всегда против Глава 17. Одна ночь в Москве «Барселоны»: попали в каркас ворот и не реализовали пенальти. Потом они перехвати инициативу, а мы придавили к собственной штрафной, что мы были в состоянии сделать и в концах ЛЧ в 2009-м и 2011-м, если б я не желал одолеть в собственном стиле.

Сможете именовать это тактической наивностью, но я не согласен. Мы Глава 17. Одна ночь в Москве стремились следовать нашей философии и одолеть в правильном стиле. В полуфиналах мы пережили огромное количество моментов, от которых замирало сердечко. Мы боролись на границе собственной штрафной либо даже в ней, отчаянно пытаясь спастись. На «Олд Траффорд» мы


Переведено веб-сайтом FootballTop.ru

должны были одолеть крупнее, мы отлично контратаковали Глава 17. Одна ночь в Москве. После выхода Тьерри Анри на последние 15 минут, они осаждали нас в штрафной площади. Я агонизировал на боковой полосы, посматривая на часы. Позднее я именовал ту игру наилучшим примером того, как болельщики стояли за свою команду. Каждый вынос мяча из нашей штрафной вызывал громовую поддержку. Анри упустил неплохой момент. Мы Глава 17. Одна ночь в Москве проявили величавый нрав. Мы выдержали массивное давление и не утратили концентрацию.

После матча я произнес: «Игроки не имели права робеть перед конкурентом. От их требовалось быть мужиками, и они были ими».

Мы всегда ценили Кубки чемпионов 1968 и 1999 годов. Мы желали стремительно взять мяч под контроль в Москве. Так Глава 17. Одна ночь в Москве и вышло. Мы игрались изобретательно и азартно, могли забить три-четыре гола. Казалось, что дело завершится разгромом.

Голы могут перевернуть игру с ног на голову. «Челси» подфартило перед перерывом, когда Фрэнк Лэмпард сравнял счет, а мы упустили инициативу. «Челси» с того момента воспрянул духом и доминировал последующие 25 минут второго Глава 17. Одна ночь в Москве тайма. Дрогба пробил в штангу. Я воспринял это как сигнал к резвым мерам по возврату контроля. Я выслал Руни вправо и перевел Харгривза в центр, что позволило нам перехватить инициативу. К концу я ощущал, что мы коллектив выдающихся игроков.

Переживая взлеты и падения на бровке, нельзя быть уверенным в зрелищности матча Глава 17. Одна ночь в Москве. Но тогда все ощущали, что идет восхитительное представление, один из наилучших концов Кубка чемпионов. Мы с ублажение учавствовали в шоу, которое настолько внушительно представляло нашу лигу. Я должен дать подабающее ван дер Сару, проявившему ум, отражая удар Анелька. Когда Анелька подходил к мячу, я задумывался — прыгни на лево Глава 17. Одна ночь в Москве от себя. Эдвин, по-прежнему, прыгнул на право. Кроме предпоследнего удара Саломона Калу, Эдвин прыгал в левый от себя угол. Потому когда Анелька решал, куда лупить, он, возможно, был первым игроком «Челси», спросившим себя: «В какой угол он прыгнет?» Ван дер Сар сдвигался на лево, нервируя бьющего. Да, Анелька Глава 17. Одна ночь в Москве пробил плохо, но Эдвин избрал верный угол4.

Аврам Грант — приятный человек. Я страшился, что он недостаточно силен, чтоб управлять звездами «Челси». Они страшно вели себя в конце, выходили по одному на 2-ой тайм, пререкались с рефери по дороге в раздевалку. Команда выходит вкупе, а не бредет по одному. Арбитр пробовал Глава 17. Одна ночь в Москве поторопить их, но футболисты не направляли на него внимания.


Переведено веб-сайтом FootballTop.ru

Они испробовали все известные уловки. Возможно, они достали арбитру, когда тот показал Дрогба красноватую карточку5.

Дрогба удалили после стычки с Карлосом Тевесом, когда Видич подбежал, чтоб поддержать напарника. Дрогба стукнул Виду в лицо. Если распускаешь руки Глава 17. Одна ночь в Москве, у тебя нет шансов. Как я понимаю, рефери спросил у бокового, кто был затейщиком. И бум — Дрогба уходит в раздевалку. К тому времени мы уже возвратили игровое преимущество. Удаление Дрогба не стало поворотной точкой. Удар Гиггза вышыбли из пустых ворот. Мы делали моменты в дополнительное время и должны были Глава 17. Одна ночь в Москве дожимать «Челси». Конкурент играл на ничью и делал ставку на серию пенальти.

Невзирая на удаление тем вечерком, Дрогба всегда доставлял нам проблемы6. Мощнейший и большой юноша, его выделял талант забивать прекрасные голы, к примеру, ударом с разворота с 28 метров. Меня изумило его отсутствие в стартовом составе в Глава 17. Одна ночь в Москве матче против нас в последние недели работы Карло Анчелотти. Торрес вышел в «основе», Дрогба появился во 2-м тайме, забил и возвратил «Челси» в игру.

В той команде «Челси», с которой приходилось очень тяжело, выделялся голкипер Петр Чех. Я мог и был должен подписать его, когда ему исполнилось 19 лет. «Челси Глава 17. Одна ночь в Москве» купил его тем летом за 8 миллионов фунтов.

Джон Терри оказывал большущее воздействие на команду. Эшли Коул заряжал энергией, чтоб идти вперед. И Фрэнк Лэмпард неописуемо накрепко и целостно играл от штрафной до штрафной. Будучи премьером, он время от времени избегал предварительный работы, но играл по всему полю и практически не пропускал Глава 17. Одна ночь в Москве матчи. Совместно с Дрогба они составляли ядро команды, ее центральную пятерку, сильную силу в раздевалке.

Я ни при каких обстоятельствах не задумывался, что «Челси» окажется под огромным давлением из-за столичного прошедшего Абрамовича. Он посиживал на трибуне, следя за своими большущими вложениями. Я не думаю, что это как-то Глава 17. Одна ночь в Москве отразилось на игре. Наибольшее беспокойство у меня вызывала безопасность. Москва — город величавых загадок. Я читал об Октябрьской революции и Сталине, он был ужаснее царей, убивал собственных граждан ради коллективизации. Мы привезли с собой 2-ух шеф-поваров, в главном пища была хороша, в отличие от Рима, где бесчинство доходило до Глава 17. Одна ночь в Москве забавного.

Что за сезон выдал в еврокубках Роналду. 42 гола для вингера? В неких матчах он играл центрфорварда, но в главном в наших схемах он действовал на фланге. В каждом


Переведено веб-сайтом FootballTop.ru

матче он создавал для себя по три момента. В один прекрасный момент я смотрел, как он играл Глава 17. Одна ночь в Москве за «Реал», он раз 40 стукнул по воротам.

После Москвы мы облегченно выдохнули, так как я всегда гласил, что «Манчестер Юнайтед» должен добиваться в Европе большего. Мы в 3-ий раз взяли Кубок чемпионов и приблизились к 5 трофеям «Ливерпуля». Я всегда ощущал, что в обозримом будущем мы способны настигнуть мерсисайдцев Глава 17. Одна ночь в Москве, даже невзирая на поражения от «Барселоны» в 2009-м и 2011-м. Мы заработали дополнительное почтение в Европе. Победив в одном из концов против «Барселоны», мы с 4-мя кубками сравнялись бы на то время с «Аяксом» и «Баварией».

В момент триумфа мы не отыскали в «Лужниках» шампанского. В отсутствие реального Глава 17. Одна ночь в Москве напитка, мы приобрели в баре какую-то шипучую жидкость. Бог знает, что это было. «Я даже не могу предложить вам бокал шампанского», — извинился я перед Энди Роксбургом7, который пришел в раздевалку поздравить нас. Что бы ни было в тех бутылках, мы взболтали их. Забавно и абсурдно игроки передавали бутылки друг Глава 17. Одна ночь в Москве дружке. Я радовался и гордился ими. Дождик вымочил меня до нити, я переоделся в спортивный костюмчик. Абрамович не показывался, я вообщем не помню, чтоб кто-то из «Челси» зашел к нам.

Победа в 1999-м в Барселоне пришлась на денек рождения сэра Мэтта Басби. Время от времени надеешься, что Глава 17. Одна ночь в Москве бог с тобой, а старина Мэтт глядит на тебя сверху. Я не очень верю в совпадения, но есть такая штука — судьба, может быть, нам было предначертано одолеть в Барселоне и Москве. Мэтт с «МЮ» играл в еврокубках, когда британская лига относилась

к ним плохо. Мэтт оказался прав, так как британский футбол пережил в Глава 17. Одна ночь в Москве Европе несколько славных вечеров.

Завоевав главный трофей, необходимо брать игроков, чтоб освежить команду и избежать стагнации. Через несколько недель после конца к нам присоединился Димитар Бербатов. Он считался в перечне наших целей еще до перехода в «Тоттенхэм». Он фонтанировал талантами: координированный, хладнокровный и забивной, в неплохом возрасте Глава 17. Одна ночь в Москве, высочайший, атлетичный. Мы нуждались в большей убежденности на последней трети поля, атакующей трети.

Дело завершилось ссорой с председателем совета директоров «Тоттенхэма» Дэниэлом Леви8, что осложнило будущие переговоры по игрокам «шпор». После покупки Майкла Кэррика мы во 2-ой раз проехались на американских горках9. Мы окончили


Переведено веб-сайтом FootballTop.ru

переговоры изможденными. С Глава 17. Одна ночь в Москве Дэниэлом нереально дискуссировать вопрос с 2-ух точек зрения. Есть только он и его «Тоттенхэм», что совершенно хорошо для «шпор».

Примечания:

1 — В сентябре 1992 года в рамках 1/32 конца Кубка УЕФА столичное «Торпедо» два раза сыграло с «МЮ» 0:0, в серии пенальти на собственном поле автозаводцы одолели 4:3. Заглавное фото было изготовлено как раз перед Глава 17. Одна ночь в Москве тем матчем.

2 — Роман Абрамович родился в Саратове, редакторы книжки допустили ошибку.

3 — На данный момент на счету Гиггза 867 официальных матчей за «МЮ».

4 — Практически половина 6-ой главы «Футболономики» Саймона Купера посвящена послемачевой серии «МЮ» и «Челси». По версии создателя, Аврам Грант консультировался с экономистом Игнасио Паласиосом-Уэрта. Он Глава 17. Одна ночь в Москве разработал для «Челси» план ударов и предсказал, куда пробьет Криштиану, но Николя Анелька вопреки плану пробил в левый от себя угол.

5 — Игру обслуживал словак Любош Михел. Летом такого же года он судил четвертьфинал Евро-2008 Наша родина — Голландия, а осенью окончил карьеру из-за заморочек со здоровьем.

6 — «МЮ» — сравнимо непопулярная Глава 17. Одна ночь в Москве команда Дрогба. В ворота «красных дьяволов» ивуариец забил только 4 гола. «Арсеналу» — 13, «Ливерпулю» — 11.

7 — Энди Роксбург — прошлый тренер сборной Шотландии. В 2008 году — технический директор УЕФА, с 2012 года — спортивный директор «Нью-Йорк Ред Буллз».

8 — После Бербатова «МЮ» не купил ни 1-го игрока «Тоттенхэма». Прошедшим летом Леви достигнул собственного — трансфер Гарета Бейла в «Реал» стал самым Глава 17. Одна ночь в Москве дорогим в истории футбола.


Переведено веб-сайтом FootballTop.ru

9 — Big Dipper — большой ковш, так в Англии именуют южноамериканские горки.


Переведено веб-сайтом FootballTop.ru

Глава 18. Психология

Во-1-х, вы должны гласить правду. Нет ничего плохо в том, чтоб сказать игроку, что он растерял форму. Хоть какому, чье доверие ослабело, я отвечу Глава 17. Одна ночь в Москве, что мы — «Манчестер Юнайтед» и не можем позволить для себя опуститься до уровня других клубов.

Когда нужно побеседовать с футболистом, выступившим ниже наших ожиданий, я спрашивал: «Что за фигня?» Потом добавлял: «Для игрока с твоими возможностями», чтоб они пришли в себя после начального шока. Критикуй, да и подбадривай Глава 17. Одна ночь в Москве в меру: «Почему ты играешь плохо? Ты способен на большее».

Нескончаемые похвалы звучат фальшиво. Футболисты ощущают это. Важный компонент отношений тренер-футболист — умение вынудить игрока нести ответственность за свои деяния, ошибки, уровень игры и, в конце концов, за итог. Мы все работали на итог. Тотчас вымученная победа важнее, чем Глава 17. Одна ночь в Москве разгром 6:0 с нагом после 25 передач. Лейтмотив неизменен — «Манчестер Юнайтед» должен побеждать. Победная культура будет жить, только если я буду честно гласить футболистам, что думаю об их игре. И да, иногда выходило решительно и жестко. Я гласил игрокам, чего клуб желает от их.

Обращаюсь к юным тренерам: не провоцируйте конфликты Глава 17. Одна ночь в Москве. Не отыскиваете их, так как они непременно вас же и настигнут. Если идете на конфликт, игрок обязан занять контратакующую позицию, и у него будет преимущество. Когда прошлый капитан «Абердина», «Юнайтед» и сборной Шотландии Мартин Бакен1 возглавил «Бернли», он стукнул капитана команды в первую же субботу. «Хорошее начало, Мартин Глава 17. Одна ночь в Москве», — произнес я ему.

Мартин был очень принципным парнем. Будучи игроком, он перебежал в «Олдхэм» и получил 40 тыщ фунтов подъемных, большие средства на то время. Пребывая в нехороший форме, он возвратил средства клубу. Он не мог бросить их у себя, так как ощущал, что их не заработал. Представьте такое сейчас. В протяжении моей Глава 17. Одна ночь в Москве карьеры люди считали, что я придерживаюсь принципов Макиавеллизма2. Я не прибегал к темной магии. Я воспользовался взятками по договору3. Мои выражения о том, что мы всегда добавляли во 2-ой части сезона, можно расценивать как игры разума, и я был заинтригован, когда тренер «Челси» Карло Анчелотти зимой Глава 17. Одна ночь в Москве 2009-го раскусил меня. Он произнес приблизительно


Переведено веб-сайтом FootballTop.ru

последующее: «Алекс утверждает, что «Юнайтед» посильнее во 2-ой части сезона, да и мы тоже».

Из года в год я говорил: «Подождите до 2-ой половины сезона». И всегда работало. Я влез в головы собственных игроков и стал зудящим ужасом для конкурентов. Во вторую часть Глава 17. Одна ночь в Москве сезона «Юнайтед» вступали, как завоеватели, с адским огнем в очах. Это перевоплотился в самоисполняющееся предсказание4.

Постукивание по циферблату — еще одна психическая уловка. Я не смотрел за временем. Время от времени посматривал на часы: очень трудно суммировать все паузы, чтоб точно знать, когда завершится игра. Сущность в том, что Глава 17. Одна ночь в Москве постукивание по часам оказывало влияние на конкурентов, а не на нашу команду. Лицезрев, как я указываю на часы и жестикулирую, конкурент волновался. Он страшился, что добавят еще минут 10. Все знали, что «Юнайтед» могут забивать в концовках. Смотря на меня, стучащего по циферблату, они задумывались, что придется защищаться против Глава 17. Одна ночь в Москве нас еще прорву времени, которая казалась им бесконечностью.

Они ощущали себя осажденными. Они знали, что мы никогда не сдаемся и любим поздние развязки. Клайв Тилдесли комментировал для ITV конец Лиги чемпионов-1999. До возмещенного времени он произнес: «Юнайтед» всегда забивают», что можно сопоставить со словами Кеннета Волстенхолма5 во время конца Глава 17. Одна ночь в Москве чемпионат мира-1966. Вот это игры разума.

Есть психические правила воззвания с отдельными футболистами. Необычное поведение помогает посмотреть на ситуацию их очами. Все мы были молоды, потому поставьте себя на их место. Вы сделали что-то нехорошее, вы ожидаете наказания. «Что он произнесет?» — думаете вы. Либо: «Что произнесет мой отец?» Цель Глава 17. Одна ночь в Москве — придать очень вероятный импульс. Что бы зацепило меня больше всего на данном шаге жизни?

Преимущество тренера в том, что он знает о желании футболиста играть. Они все желают быть на поле. Потому лишая их этого наслаждения, вы отнимаете их жизнь. Это наилучший рычаг воздействия.


Переведено веб-сайтом Глава 17. Одна ночь в Москве FootballTop.ru

В случае с Франком Макгарви я был последователен, говоря ему: «Ты больше никогда не будешь играть». Он поверил. Он веровал три недели. Завершилось тем, что он молил меня о втором шансе. Он понимал, что вся власть сосредоточена в моих руках. Свободы, которые гарантировал его договор, расползались тогда с реальностью Глава 17. Одна ночь в Москве.

Люди без конца обсуждали мои игры разума. После каждого моего заявления рой аналитиков находил подтекст, хотя в 98 % случаев его не было. Но психологическое давление делает свое дело. Даже суеверия — ибо все им подчиненны.

На скачках в Хейдоке в 2010-м одна дама произнесла мне: «Я вижу вас по телеку, и Глава 17. Одна ночь в Москве вы очень серьезны, а тут улыбаетесь и получаете удовольствие».

Я растолковал: «Вы желаете, чтоб я несерьезно относился к работе? Моя работа завязана на концентрации. Все, что вертится в моей голове должно быть во благо игроков. Я не имею права на ошибки. Я не делаю пометок, не рассчитываю на видеоповторы Глава 17. Одна ночь в Москве, я должен быть прав. Это суровый бизнес, и я не желаю ошибаться».

Все же я ошибался много раз. Я был убежден, что в полуфинале Лиги чемпионов против дортмундской «Боруссии» Петер Шмейхель сделал ошибку. Но тогда я не надевал очки на матчи. Петер произнес: «Там был рикошет».

«Рикошет у меня в Глава 17. Одна ночь в Москве пятой точке, — проорал я, — не было там рикошета!»

Посмотрев повтор, я удостоверился, что мяч изменил направление. С того времени я начал носить очки на игры. Я не мог допустить, чтоб такие ошибки сбивали меня с толку. Если ты спрашиваешь заступника, для чего он пробовал бросить конкурента в офсайде, а он Глава 17. Одна ночь в Москве отвечает, что не пробовал, вы должны быть убеждены в собственной правоте.

Нельзя позволять футболистам убеждать самих себя, что тренер ошибся. Если они теряют веру в вашу компетенцию, они теряют веру в вас. На высшем уровне необходимо повсевременно держать в голове это утверждение. Необходимо аккуратненько подходить к тому, что говоришь Глава 17. Одна ночь в Москве игрокам. Попытка утвердиться в правоте может быть забавнй. Мы игрались в игру —


Переведено веб-сайтом FootballTop.ru

угадай состав конкурента. В один прекрасный момент перед матчем Лиги чемпионов я сделал обычный вдумчивый прогноз. Когда команда подошла к выходу, Рене Меленстен сказал: «Босс, они создали 6 изменений».

Я остолбенел, когда сравнил заявку Глава 17. Одна ночь в Москве со своим прогнозом. Ярость довела меня до кипения: «Вы это видите? — прорычал я игрокам, — они плюют на нас — задумываются, что могут привозить к нам 2-ой состав!»

На заре карьеры мы игрались с «Ковентри» в Кубке Великобритании на «Олд Траффорд» после того, как вышыбли «Ман Сити» в 3-ем раунде. За Глава 17. Одна ночь в Москве неделю до матча я поехал поглядеть игру «Ковентри» против «Шеффилд Уэнсдей». Вы не поверите, как плох был «Ковентри». Мы с Арчи Ноксом беспечно возвратились домой. И понимаете что? «Ковентри» потрясающе сыграл

с нами на «Олд Траффорд». Команды, приезжавшие к нам, нередко ставали в другом свете: другая стратегия, другая Глава 17. Одна ночь в Москве мотивация, все другое. С того времени я научился готовиться к домашним играми, исходя из наилучшего, на что способны конкуренты: наилучшая стратегия, наилучшее выступление. И делал все, чтоб этого все равно не хватило.

Наилучшие команды приезжали на «Олд Траффорд», пытаясь нас испугать. В особенности «Арсенал». «Челси» — в некий степени Глава 17. Одна ночь в Москве, часто — «Ливерпуль». «Сити» с приходом шейха Мансура тоже приезжал с приметно возросшими амбициями. Как и команды, которые тренировали экс-футболисты «МЮ». К примеру, мужчины из «Сандерленда» Стива Брюса не робели на нашем поле.

За долгую тренерскую карьеру у меня выработался иммунитет против перешептываний и слухов, ходивших вокруг моих коллег, после 3-х поражений Глава 17. Одна ночь в Москве попорядку. Фуррор оградил меня от СМИ, требовавших экзекуции. Они добирались до других, но не до меня. Это присваивало мне сил в раздевалке. Плюсы касались и футболистов. Если тренер не уйдет, останутся и игроки. Тренеры и персонал сохранят работу, так как тренер никуда не уходит. Стабильность. Всепостоянство. Уникальность в Глава 17. Одна ночь в Москве современном футболе. В нехорошие времена мы не паниковали. Нам не нравилось происходящее, но мы не паниковали.

Мне нравится мыслить, что мы ощущали дух игры. Йохан Кройф в 90-е произнес мне:

— Ты никогда не выиграешь Кубок чемпионов.


Переведено веб-сайтом FootballTop.ru

— Почему?

— Ты не жульничаешь и не покупаешь судей.

— Если Глава 17. Одна ночь в Москве это напишут на моем надгробии, я согласен.

Проф футбол просит жесткости, и я рано научился ей. Возьмите Дэйва Маккая7. Я играл против него в 16 лет. В то время я считался в «Куинз Парк», где выступал за вторую команду. Дэйв только возвратился после перелома пальца и играл за дубль «Хартса». В Глава 17. Одна ночь в Москве то время у их была величавая команда.

Я играл левого инсайда, он — правого полузащитника. Я поглядел на него на разминке: большой, с бычьей грудью. Как я получил мяч, он влетел в меня. В матче запасных команд.

Я пошевелил мозгами, что не выдержу. В последующем эпизоде я Глава 17. Одна ночь в Москве сбил его. Он спросил: «Ты хочешь доиграть до конца?» «Ты 1-ый сбил меня», — заикался я. «Я отобрал мяч, если я собью тебя, ты узнаешь об этом».

Он испугал меня. А я никого не страшился. Знаменитый игрок с неописуемой аурой. У меня в кабинете висела его фото, где он схлестнулся с Билли Глава 17. Одна ночь в Москве Бремнером7. Как-то я рискнул и дерзко спросил его: «Ты тогда одолел?» Я был на «Хэмпден-Парк», когда они собрали наилучшую шотландскую команду в истории, и Дэйв не попал в нее. Все возмущались. Я могу критиковать свою команду на публике, но я никогда не бичевал отдельных игроков перед Глава 17. Одна ночь в Москве прессой. Болельщики имели право знать, что я недоволен игрой. Но не кем-то раздельно. Я научился этому у Джока Стейна. Я повсевременно спрашивал его обо всем. В «Селтике» он вел себя так смиренно, что это практически раздражало. Я спрашивал его о Джимми Джонстоне либо Бобби Мердоче, ждя, что он похвастается Глава 17. Одна ночь в Москве выбором состава либо стратегией, но Джок только гласил: «О, малыш Джимми в прелестной форме». Он никогда не хвалил себя. Я желал, чтоб он хоть раз произнес: «Хорошо, что я решил сыграть 4-4-3, и это сработало». Но Джок очень скромен, чтоб сказать такое.


Переведено веб-сайтом FootballTop.ru

Джок пропустил южноамериканское Глава 17. Одна ночь в Москве турне «Селтика» из-за авто аварии, и Шон Фэллон выслал домой 3-х игроков за нарушение дисциплины. «Я произнес Шону, что не поступил бы так», — ответил Джок, когда я надоел с вопросом о его гипотетичном решении. «Поступая схожим образом, наживаешь кучу врагов».

— Но болельщики усвоют, — спорил я.

— Забудь про Глава 17. Одна ночь в Москве болельщиков. У этих футболистов есть мамы. Ты думаешь, мама поверит, что повинет ее отпрыск? Их супруги, братья, отцы, подруги — ты отворачиваешься от их. Реши делему в кабинете.

Иногда лед работает не ужаснее пламени. Когда Нани заработал красноватую карточку в матче на «Вилла-Парк» в 2010-м, я не произнес ему ни слова Глава 17. Одна ночь в Москве. Я оставил его страдать. Он смотрел на меня в поисках капли успокоения. Я знал, что он не желал делать то, что сделал. На ТВ я именовал его деяния доверчивыми, произнес, что он не подлый игрок, но раз пошел 2-мя ногами, то должен получить прямую красноватую. Он не нанес Глава 17. Одна ночь в Москве суровой травмы. Я только растолковал, что он сделал ошибку в отборе, так как, как и все, подвержен чувствам.

Люди считали, что я повсевременно вел психическую войну против Арсена Венгера, пытаясь смутить его. Не думаю, что провоцировал Арсена. Время от времени я использовал игры разума в том смысле, что выдавал маленькие умозаключения Глава 17. Одна ночь в Москве, понимая, что пресса воспримет их за психическую диверсию.

Помню, как мне позвонил Брайан Литтл, тренер «Астон Виллы», по поводу ремарки, которую я сделал намедни матча с ними: «Что ты имел в виду?»

«Ничего», — ответил я. Он сбил меня с толку. «Я помыслил, ты опять играешь в свои Глава 17. Одна ночь в Москве игры»,

— добавил Брайан. Разумеется, повесив трубку, Брайан продолжил мыслить: «Что он желал сказать? О чем он?»

Хотя это помогало мне нервировать конкурентов, нередко я выбивал их из колеи нечаянно, либо понимая, что я сделал.


Переведено веб-сайтом FootballTop.ru

Примечания:

1 — Мартин Бакен (родился 6 марта 1949 года в Абердине, Шотландия) — узнаваемый Глава 17. Одна ночь в Москве в прошедшем шотландский футболист, центральный заступник. С 1972-го по 1983 год выступал за «Манчестер Юнайтед», в каком в протяжении 6 лет был капитаном. В качестве тренера работал только один год в «Бернли».

2 — Макиавеллизм — термин в политологии, обозначающий муниципальную политику, основанную на культе грубой силы, пренебрежении нормами морали и тому схожем. Термин произведен от Глава 17. Одна ночь в Москве имени итальянского мыслителя Никколо Макиавелли и связывается с мыслями, изложенными им в его книжке «Государь».

3 — Взятки по договору (термин из бриджа) — количество взяток, определяемых уровнем договора. Другими словами в это количество не входят вероятные перебранные взятки, также базисные 6 взяток («книжка»). Возможно, Алекс Фергюсон имеет в виду, что Глава 17. Одна ночь в Москве команда оправдывала его прогнозы.

4 — Самоисполняющееся предсказание — пророчество, которое прямо либо косвенно оказывает влияние на действительность таким макаром, что в конечном итоге безизбежно оказывается верным.

5 — Комментатор Би-Би-Си Кеннет Волстенхолм обрел бессмертие, произнеся после финишного свистка конца ЧМ-1966, когда масса фанов вываливала на поле: «Они задумываются, что все завершилось. Все только Глава 17. Одна ночь в Москве начинается!»

6 — Дэвид Маккай — шотландский футболист и тренер. Провел 22 матча за сборную Шотландии, вошел в символический перечень «100 легенд Футбольной лиги», был включен в британский и шотландский Залы футбольной славы.

7 — Билли Бремнер — шотландский футболист и футбольный тренер, более узнаваемый по выступлениям за британский «Лидс Юнайтед». Голосованием болельщиков клуба в 2000 году Глава 17. Одна ночь в Москве Бремнер был признан величайшим игроком в истории «Лидса». Ему был установлен монумент перед домашним стадионом клуба. Бремнер включен в Залы славы британского и шотландского футбола.


Переведено веб-сайтом FootballTop.ru


Переведено веб-сайтом FootballTop.ru


glava-17-darya-doncova.html
glava-17-dokazatelstvo-yazikovogo-rodstva.html
glava-17-gamburg-i-konvej-shtat-arkanzas-chikago-1982-1987-gg-1-glava.html