Глава 18 По первому снегу

С этого момента каждую ночь Макарий силился вступить в мысленный контакт с Бурым. Разум странника осознавал всю невероятность такового предприятия, а душа напротив стремилась вперед, к осуществлению загаданного плана спасения, ведь для нее и для поющего сердца чудеса были естественны и явны. Все нападки мозга, который пробовал обосновать, что Глава 18 По первому снегу вызвать бурого зверька абсурд, Макарий отметал. Он уже научился усмирять собственный разум, но время от времени разум уж очень очень противодействовал, возбуждался и мешал действовать душе. И вот в один прекрасный момент ночкой Макарий ощутил Бурого, он увидел его в собственной берлоге, под огромным дубом. В тот же момент дубравный зверек, восприняв Глава 18 По первому снегу своим медвежьим чутьем мысли собственного друга Макария, встрепенулся и поднялся. Покачал рожой, отряхнулся и, подняв рожу к небу, звучно зарычал на весь лес.

- Буренький, пора в путь, ты поможешь мне забрать отсюда малышей. Я буду вести тебя, чтоб ты отыскал нас. Мы ждем тебя, вперед, друг мой Глава 18 По первому снегу разлюбезный, - так на уровне мыслей наставлял Макарий лохматого зверька.

И Бурый пошел, побежал по оврагам и кустарникам, ущельям и горам, по тропам и бездорожью. Он не задерживался нигде, едва останавливался перевести дух, попить воды и опять вперед.

Чувство того, что у Макария вышло связаться с Бурым и тот, вне колебаний Глава 18 По первому снегу, уже торопится к ним на помощь, заполнило странника импульсом радости, что передалось детям. В подвале воцарилась атмосфера ожидания праздничка, ожидания чуда. Ксения после неописуемого восстановления ее пальчика стала совершенно по-другому относиться ко всему, что гласил, вещал Макарий. Лед ее души начал таять, и она готова была Глава 18 По первому снегу поверить, что за ними придет реальный медведь, но все таки это казалось очень неописуемым. Вроде бы то ни было, но девченка существенно повеселела и приободрилась, ведь как знать, может и правда случится такое, что происходит исключительно в притчах и былинах.

Пашка тоже был в приподнятом настроении, нередко выглядывал в Глава 18 По первому снегу окно и докладывал:

- Еще как бы нет снега, дед Макар. Но уже сейчас, наверное, пойдет, я чувствую, - серьезно рассуждал Пашка. - Дед Макар, а медведь ваш, Бурый, ужасный? Он не кусается?

- Он большой, ласточки мои, но совершенно не злой и не ужасный. Я же сначала тоже оробел, когда повстречался с ним в пустыньке Глава 18 По первому снегу старца Нектария, но когда пригляделся к нему, то сообразил, что он даже очень прекрасный. Только прекрасен он собственной, одичавшей, животной красотой.

Макарий на уровне мыслей повсевременно вел Бурого, как это выходило он не знал. Только из Макария исходила энергия мысли, которая уносилась куда-то вдаль, находила медведя, а тот Глава 18 По первому снегу в свою очередь по ней, как по лучу, двигался на встречу с невольниками.

- Ну вот, дети мои, сейчас ночкой пожалует наш Буренький, и мы сбежим отсюда, - произнес Макарий. - Давайте-ка готовиться к путешествию.

- Ура, снег! Пошел 1-ый снег, - экзальтированно заорал Пашка.

И все бросились к окну, чтоб Глава 18 По первому снегу полюбоваться белоснежными хлопьями - вестницами спасения.

А Бурый тем временем стоял на горе, у подножия которой жил еще не так давно Макарий, перед тем как отправиться к детям. Медведь оглядывал поселение, где его с волнением и нетерпением ожидали трое узников.

- Пойдешь ночкой неприметно, старайся никого не разбудить. Будь тих, как мышка Глава 18 По первому снегу, - давал последние мысленные наставления Макарий медведю.

И тот улегся и задремал в ожидании команды к наступлению.

Ночь была ветреной, и это было на руку беглецам. Все шумело, стучало, собаки лаяли, на крышах что-то ухало. Под "музыку", производимую уже зимним ветром, Бурому было легче всего просочиться в селение незамеченным Глава 18 По первому снегу. К полуночи повалил еще больший снег, что стало прелестной природной маскировкой в случае погони. В общем, сама природа покровительствовала побегу, как будто она желала прикрыть беглецов своим естественным покрывалом, защитить от злых людей.

Макарий вдруг ощутил поступь Бурого, он чувствовал, что медведь совершенно близко. Никаких сторонних шумов Глава 18 По первому снегу в селении не было, означает, Бурого не увидели. Вот послышался за дверцей шорох, движение, скрипнули петли, вздрогнула дверь и слетела с петель. Малыши забились в угол, испытывая чувство экзальтированного ужаса. И вдруг в подвал ввалился лохматый заснеженный Бурый, который отрадно зарычал и, поднявшись на задних лапах, принялся обыматься с Макарием, всячески Глава 18 По первому снегу стараясь его облизать.

- Молодец, Буренький, пришел! Все сделал как следует. Ну много, много лобзаться, пора уходить. Познакомься с нашими друзьями, это Паша, это Ксения.

Детки смотрели на происходящее обширно открытыми, искрящимися от счастья очами и не верили, что у их в гостях вправду реальный медведь! От него пахло шерстью и Глава 18 По первому снегу морозом, и этот запах запомнится им на всю жизнь, ибо это - запах чуда, запах победы, радости, праздничка, освобождения.

- Ну подойдите, ласточки мои, не страшитесь. Потрогайте Бурого, вам нужно поскорее познакомиться, и пора в путь.

Детки, прижимаясь друг к другу, нерешительно приблизились к медведю, а тот по очереди Глава 18 По первому снегу лизнул Пашку и Ксению.

- Ой, - вскрикнула Ксения, - от внезапного соприкосновения с шершавым языком зверька.

- Все, пора! - скомандовал негромко Макарий. - Идти тихо, не шуметь, не орать. Быть аккуратными и внимательными, чтоб не произвести излишнего шума.

Троица с медведем выкарабкалась во двор, на их пахнуло зимней ночкой, ветер застилал лица Глава 18 По первому снегу, глаза снегом. Они зашли за околицу, потом достигнули края селения, и вот они уже начали подниматься в гору. Через две минутки детки стали задыхаться и падать.

- Ну вот, а сейчас полезайте на лохматого, он вас повезет, как правителей. Не робеть! А ты, Буренький, ступай помягче, чтобы малыши не падали.

Пашка Глава 18 По первому снегу залез первым, Ксения за ним.

- Ну, а сейчас держитесь покрепче, что есть силы за шерсть. Вперед, Бурый!

Медведь, оседланный детками, двинулся вперед, за ним чуть поспешал Макарий. Каждый шаг беглецам приносил чувство победы и свободы, и не принципиально, что впереди была колющаяся, снежная мгла, она только казалась ужасной, а Глава 18 По первому снегу по сути она была хорошей, она воспринимала с радостью и любовью путников в свое лоно. Мир людей оставался сзади, там свирепствовала эпидемия - страсть к деньгам, которые достигались хоть какой ценой, даже ценой детских жизней. Но весь этот кошмар, который сотворили взрослые с закрытыми сердцами и помраченными мозгами, отдалялся, все Глава 18 По первому снегу далее исчезал за спиной путников.

Детки прижимались к теплой шкуре спасателя, под которой прогуливались сильные, железные мускулы дубравного зверька. Только Бурый в таковой мгле мог знать дорогу, ведь это его страна и он в ней владелец.

Эта дивная процессия спешно шествовала в гору по первому снегу, а ветер Глава 18 По первому снегу заметал их следы. И казалось, что в самом ветре звучит музыка триумфа, торжества сердец, которые, пройдя все тесты и скорби, запели от радости и счастья. А когда они поют, то отступает мгла, уходят невзгоды, преодолеваются любые трудности, и в мире воцаряется праздничек любви и света, который никогда не кончится и уже ничем Глава 18 По первому снегу не омрачится.


glava-16-vremya-pustih-stranic-chto-zhe-v-konce-koncov-poluchilos-iz-teh-riskovannih-predpriyatij-kotorie-veli.html
glava-16-zaregistrirovano-v-nacionalnom-reestre-pravovih-aktov.html
glava-16-znanie-svoego-vraga-mozhet-pomoch-vam-izbezhat-nepriyatnostej.html